Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Как дело о движении пешехода по двору без фликера сошло на нет

В арсенале ГАИ есть много профилактических мероприятий, призванных напоминать участникам дорожного движения о важности соблюдения различных требований ПДД. Мы, к слову, часто пользуемся возможностью присутствовать в подобных рейдах. В самих таких акциях нет ничего плохого: да, несознательные и непросвещенные водители и пешеходы получают штрафы, зато расплачиваются за свои ошибки рублями, а не жизнями других людей.

Однако у нас без «перегибов на местах» невозможно. Одно дело, когда профилактическая акция имеет цель усилить безопасность, другое — отловить жертву и выполнить «план».

Об одном таком деле сегодня и пойдет речь. В октябре 2015 года инспекторы Мозырской ГАИ остановили во дворе дома №14 на бульваре Юности в Мозыре двух молодых людей «за движение по краю проезжей части в темное время суток и отсутствие при этом световозвращающих элементов», были составлены протоколы по ч.1 ст.18.23 КоАП.

По случайному стечению обстоятельств один из молодых людей оказался сыномАлександра, который в прошлом году сумел доказать, что рапорт сотрудника ГАИ не может служить доказательством в административном процессе.

К слову, тот случай закончился прекращением дела об административном правонарушении с формулировкой «за недоказанностью вины». В то же время уголовное дело в отношении должностных лиц, участвовавших в административном процессе, возбуждено не было, а судьи трех судов вплоть до заместителя председателя Верховного суда отказали Александру в компенсации понесенных расходов на адвоката и возмещении морального вреда.

Очевидно, опыт отца в судебных тяжбах и написании многочисленных жалоб во всевозможные инстанции имел принципиальное значение и в этот раз: забегая вперед, скажем, что и это дело об административном правонарушении было в итоге прекращено. Хотя и не так, как хотелось бы Александру. Но обо всем по порядку.

Кто кроется в деталях

«Вопросы по исполнению закона начались сразу после остановки моего сына и предъявления ему обвинения, — начинает свой рассказ Александр. — Он потребовал, чтобы я выступал его защитником. Я приехал на место, однако к участию в административном процессе меня не допустили. Отметку в протоколе о заявленном ходатайстве тоже не сделали.

Позже в материалах дела появился документ — протокол опроса инспектора ДПС, в котором он сообщил, что я «прибыл к месту совершения административного правонарушения и, ознакомившись с протоколом, сказал сыну, где поставить подписи». Но надлежащее отражение в документах ходатайство об участии защитника в процессе нашло только через три дня — 5 октября.

В жалобах мне приходилось подвергать критике буквально каждое действие представителей Мозырской ГАИ. Так, можно ли считать точным местом совершения административного правонарушения указанное в протоколе «ул. Б. Юности»?

Далее инспектор, составлявший протокол, сперва выступил как орган, ведущий административный процесс, а потом — как свидетель (почему это не соответствует закону, мы писали ранее. - Прим. ред.). Его напарник также давал показания в качестве свидетеля, хотя в графе «Свидетели» протокола об административном правонарушении его имени нет. Спутник моего сына впоследствии тоже дал показания — как «очевидец», хотя закон не знает такого понятия. Но и его, присутствовавшего в момент составления протокола, никто в качестве свидетеля 2 октября не зафиксировал.

Особого внимания заслуживает фраза, содержащаяся в одном из последних постановлений ГАИ. Как следует из протокола, мой сын изначально настаивал, что с вмененным ему в вину правонарушением не согласен. Начальник ОГАИ в ответ указал: «изложенные выше показания считаю недостоверными», потому что они не подтверждаются протоколом опроса попутчика моего сына. С каких это пор законное право любого гражданина — несогласие с привлечением его к ответственности — считается недостоверным?!

В своих жалобах я неоднократно требовал оценить субъективную часть проступка моего сына — вину — его волевую и интеллектуальную составляющие. Однако этот момент вообще остался без внимания органа, ведущего административный процесс. Впрочем, чему здесь удивляться, если даже требования суда и закона ГАИ умудрилась проигнорировать.

Так, суд трижды отменял вынесенное местным ОГАИ постановление: 26 ноября, 25 февраля и 17 мая. Неоднократно суд требовал, чтобы дело моего сына было рассмотрено ИНЫМ должностным лицом. Но три из четырех обвинительных постановлений выносились начальником местного отдела ГАИ.

Наконец, последнее постановление ГАИ было вынесено с нарушением процессуальных сроков — через 2 месяца и 1 день после отмены предыдущего постановления. Формально при следующем обжаловании в суд это послужило поводом для прекращения дела об административном правонарушении.

Я знаю, что начальник Мозырской ГАИ в итоге получил дисциплинарное взыскание, однако расцениваю это как не более чем способ уйти от надлежащего ответа. Ведь точка в сути всего произошедшего так и не была поставлена. И таких оштрафованных во имя «плана» пешеходов у нас десятки и даже сотни!»

По краю чего шел пешеход?

«Сам факт предъявления обвинения молодому человеку требует пристального изучения, — уверен адвокат Павел Латышев. — По мнению ГАИ, он нарушил пункт 17.1 ПДД.

17.1. При движении по краю проезжей части дороги в темное время суток пешеход должен обозначить себя световозвращающим элементом (элементами).

Поскольку момент наступления темного времени суток подтверждается данными гидрометеослужбы, а наличие/отсутствие светоотражающих элементов — установленный факт, в данном случае принципиальным является момент определить, следует ли считать участок, по которому двигался обвиняемый, «краем проезжей части дороги».

Проезжая часть дороги - элемент дороги, предназначенный для движения транспортных средств и в случаях, предусмотренных ПДД, — для движения пешеходов.

Определив, что такое «проезжая часть дороги», разберемся, что такое ее край. В соответствии с пунктом f статьи 1 Венской конвенции »О дорожном движении» от 8 ноября 1968 года, на проезжей части, где крайняя полоса, или крайние полосы движения, или велодорожки предназначены для движения определенных транспортных средств, термин «край проезжей части» означает для других пользователей дороги край остальной части дороги.

Функциональная принадлежность площадки справа очевидна — это место стоянки автомобилей, расположенное на дворовой территории.

Жилая зона - территория, въезды на которую и выезды с которой обозначены дорожными знаками «Жилая зона» и «Конец жилой зоны», а также дворовая территория, прилегающая к жилой застройке (ПДД).
Земли под застройкой - земли, занятые капитальными строениями (зданиями, сооружениями), а также земли, прилегающие к этим объектам и используемые для их обслуживания (cт. 7 Кодекса Республики Беларусь «О земле»).

Таким образом, молодой человек двигался НЕ ПО КРАЮ проезжей части дороги, как логически неверно определил инспектор ДПС, а по стоянке для автотранспорта, находящейся на дворовой территории. Это следует из норм ПДД, Венской конвенции о дорожном движении, а также из Кодекса Республики Беларусь «О земле».

Таким образом, в действии обвиняемого отсутствует нарушение пункта 17.1 ПДД, соответственно отсутствует и само событие административного правонарушения, вменяемое ему в вину.

В заключение необходимо отметить: любое дело об административном правонарушении, даже кажущееся изначально малозначительным, нуждается в очень подробном и пристальном изучении.

В привязке к данному случаю важно определить, во-первых, объективную составляющую: каков статус участка, по которому двигался пешеход, следует ли его считать «краем проезжей части»; зафиксировать момент наступления темного времени суток, то есть уточнить время захода солнца на дату совершения правонарушения.

Во-вторых, субъективная сторона правонарушения должна быть также исследована в полной мере, наряду с виной человека должны быть установлены и другие психические моменты, двигавшие им: мотив, цель, эмоции.

И этим должен заниматься не обвиняемый или его защитник. В соответствии с частью 2 статьи 6.1 ПИКоАП обязанность доказывания наличия оснований для административной ответственности, вины лица, в отношении которого ведется административный процесс, и обстоятельств, имеющих значение для дела об административном правонарушении, лежит на должностном лице органа, ведущего административный процесс».

Вердикт ABW.BY

О несовершенстве нашего законодательства мы писали и говорили очень много. Но белые пятна не самая его большая проблема. Гораздо печальнее, что закон в глазах некоторых его стражей может быть резиновым. Хочу — потяну в одну сторону сроки, хочу — правила для дорог распространю на жилые территории… Хотя все изначально создавалось ради взаимной безопасности, а не удобного выполнения «плана».

Наталья ЖУРАВЛЕВИЧ
Фото предоставлены героем материала и из архива редакции
ABW.BY

P.S. Уходя, Александр рассказал, что сейчас в отношении его сына возбуждено уголовное дело по ч.3 ст.339 «Особо злостное хулиганство» (изначально обвинение выдвигалось в рамках административного процесса), а также в суд поступило дело двухлетней давности по ч.1 ст.328 УК, где его сын выступал свидетелем, а сейчас без предъявления обвинения и выполнения всех предусмотренных УПК процедур стал обвиняемым. Наш собеседник видит в происходящем «последствия» своего многолетнего противостояния с местными правоохранительными органами.

1207