Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Автомобилист выиграл дело по «алкогольной» статье. Верховный суд признал медсправку доказательством

О том, как Дмитрий более года назад начал свое противостояние с ГАИ по поводу незаконного привлечения к административной ответственности за якобы управление им автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, мы писали в феврале 2014 года в материале «Протокол освидетельствования против справки: есть ли шансы?».

Данные «Алкотеста-203″ и медицинских исследований принципиально разные

Коротко суть истории такова: перед выездом автомобилист проверил свое состояние с помощью собственного алкотестера LABO. Прибор трижды показал 0. Во время пути его автомобиль был остановлен сотрудниками ГАИ. При проверке «Алкотест-203″ дал следующие результаты: 0,38 и 0,36 промилле. Позже водитель вспомнил, что до начала процедуры освидетельствования инспектор не сменил одноразовый мундштук, не сообщил основания (какие признаки алкогольного опьянения он выявил) для проведения соответствующего освидетельствования и не составил процессуальный документ, закрепляющий данные основания.

Третий «продув», когда Дмитрий самостоятельно обнулил показания, дал 0,19 промилле. Автомобилист заподозрил неисправность прибора «Алкотест-203″ и самостоятельно поехал в ближайшее медучреждение — УЗ «Солигорская ЦРБ». Там он сдал биологические образцы — кровь и мочу. В результате было установлено 0 промилле в выдыхаемом воздухе и в крови, а в моче этилового спирта не обнаружено.

Верховный суд: «Постановление подлежит отмене»

Почти год потребовался Дмитрию для того, чтобы доказать свою правоту, а по сути, защитить свое доброе имя. 16 июля 2014 года постановлением председателя Верховного суда Республики Беларусь административный процесс в отношении Дмитрия был прекращен.

В своем постановлении Верховный суд отметил, что заместитель начальника УГАИ УВД при рассмотрении дела не дал оценки медицинским документам, дающим основания усомниться в объективности освидетельствования Дмитрия сотрудниками ДПС на месте, что при повторном рассмотрении дела он ссылается на те же доказательства, что и при первичном рассмотрении дела.

«При таких обстоятельствах вывод заместителя начальника УГАИ о виновности Дмитрия не может быть признан обоснованным, а постановление о наложении административного взыскания — законным. Поэтому данное постановление и постановление судьи об оставлении без удовлетворения жалобы Дмитрия подлежат отмене», — говорится в постановлении Верховного суда.

Кто решит спорить с Верховным судом?
По словам защитника Дмитрия, адвоката Минской областной юридической консультации №1 Сергея Латышева, и адвоката Минской областной юридической консультации №2, магистра юридических наук Павла Латышева, такое решение Верховного суда — одно из первых в юридической практике и имеет принципиальное значение.

- В данном постановлении для нас главным является тот момент, что медицинская справка об отсутствии состояния алкогольного опьянения, полученная самостоятельно лицом, привлекаемым к административной ответственности, в установленном порядке и в определенный промежуток времени, признана ДОПУСТИМЫМ по делу доказательством, подлежит полной, всесторонней и объективной оценке в соответствии с нормами ПИКоАП и может служить объективным доказательством невиновности гражданина во вменяемом ему правонарушении или отсутствия события правонарушения, — отмечают юристы. — Это значит, что создан прецедент. И на сегодняшний день, если должностные лица органа, ведущего административный процесс, решат признать подобную медицинскую справку недопустимым по делу доказательством, это будет означать, что они опровергают позицию Верховного суда.

Вопросы, без которых невозможно рассмотрение дел

Несмотря на то что главная цель была достигнута, юристы отмечают, что вне правовых оценок осталась большая группа вопросов, неоднократно ими поднимаемых. По мнению адвокатов, всестороннее и объективное рассмотрение дел данной категории невозможно без пристального изучения этих вопросов. Вот некоторые из них:

1. Все процессуальные действия по делу проходили вне рамок административного процесса.

В соответствии с п.2 ст.10.14 ПИКоАП физическое лицо, отстраненное от управления транспортным средством, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии алкогольного опьянения, подлежит освидетельствованию в порядке, устанавливаемом законодательством.

В п.1 Положения «О порядке проведения освидетельствования физических лиц на предмет выявления состояния алкогольного опьянения и (или) состояния, вызванного потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ», утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14 апреля 2011 г. №497 (далее — Положение №497), указано, что этим документом определяется порядок проведения освидетельствования физического лица, в отношении которого ведется административный процесс.

- Таким образом, законодатель четко указал, что освидетельствуются только физические лица, в отношении которых ведется административный процесс. То есть административный процесс в установленном законом порядке должен быть начат, а освидетельствование является его продолжением. Из этой посылки следует и простой логический вывод: если административный процесс в установленном законом порядке НЕ НАЧАТ, то это означает его ОТСУТСТВИЕ и ничто иное, — подчеркивает Павел Латышев.

Поэтому в соответствии со ст.9.5 ПИКоАП административный процесс по делу в отношении Дмитрия должен был начаться с составления протокола о процессуальном действии (об обнаружении у него признаков алкогольного опьянения) и вынесения постановления о мерах обеспечения административного процесса, то есть об отстранении Дмитрия НА МЕСТЕ ОСТАНОВКИ транспортного средства от управления транспортным средством. И только потом должно было проводиться освидетельствование на предмет выявления состояния опьянения. Таково требование закона.

Поскольку указанный выше процессуальный документ инспектором ДПС не был составлен, а постановление о мерах обеспечения административного процесса не было вынесено, то административный процесс в отношении Дмитрия НЕ НАЧАЛСЯ. Со всеми вытекающими из этого факта процессуальными последствиями в отношении имевших место по делу процессуальных действий (являются незаконными), собранных по делу доказательств (являются недопустимыми) и вынесенных процессуальных решений (также являются незаконными).

2. Нарушение права лица на защиту (в том числе и права воспользоваться юридической помощью адвоката) в административном процессе.

Нормы ПИКоАП (ч.2 ст.2.8) устанавливают, что физическое лицо, в отношении которого ведется административный процесс, имеет право на защиту, в том числе иметь защитника, с начала административного процесса, а должностное лицо органа, ведущего административный процесс, обязано принять меры к тому, чтобы это лицо имело фактическую возможность использовать все установленные законом средства и способы для своей защиты именно с начала административного процесса. Подчеркиваем, что речь идет о праве физического лица иметь защитника именно с НАЧАЛА административного процесса. В этом соль вопроса. И здесь законодатель устанавливает норму, обязывающую орган, ведущий административный процесс, связывать (осуществлять) свои соответствующие действия с началом административного процесса.

Необходимо подчеркнуть, что нормы, регулирующие право физического лица на защиту в административном процессе, могут быть реализованы только в том случае, если должностные лица органа, ведущего административный процесс, должным образом исполняют возложенные на них процессуальные обязанности обеспечить их осуществление.

- Мы считаем, что на должностном лице органа, ведущего административный процесс, в случае Дмитрия — на инспекторе ДП, лежала процессуальная обязанность не только по разъяснению его права на защиту, в том числе на защитника, но и ВЫЯСНЕНИЕ ФАКТА о том, желал ли он иметь защитника с момента осуществления первичных процессуальных действий, а также реализация вышеуказанного права путем вызова и доставления защитника на место осуществления первоначальных процессуальных действий. И они эту свою процессуальную обязанность не выполнили, о чем свидетельствуют материалы дела, — отмечает Сергей Латышев.

3. Измерение показаний с учетом пересчетного коэффициента и погрешности прибора.

- На всем протяжении осуществления защиты по делу Дмитрия, начиная с первичной жалобы на действия сотрудников ДПС в адрес Минской областной прокуратуры в августе 2013-го, нами отмечалось, что инспекторы ДПС выносили решение о состоянии алкогольного опьянения без учета погрешностей прибора «Алкотест-203″, применявшегося при освидетельствовании, — утверждает Павел Латышев. — Необходимо отметить, что прибор «Алкотест-203″ выдает пересчетный, или опосредованный, результат, на что орган, ведущий административный процесс, обязан ВСЕГДА обращать внимание и высчитывать соответствующие погрешности от прямого результата. Расхождения между пересчетным коэффициентом, установленным технической документацией к прибору «Алкотест-203″, и установленным Положением №497 составляет 0,05 микрограмма на литр к одному промилле.

Более подробно о погрешностях прибора «Алкотест-203″ и пересчетном коэффициенте можно прочитать здесь.

Как известно, у Дмитрия были зафиксированы следующие результаты продувания прибором «Алкотест-203″:
1-е продувание — 0,38 промилле;
2-е продувание — 0,36 промилле.

С учетом допустимой погрешности прибора (-15%), с учетом расхождений пересчетного коэффициента непосредственный (прямой) результат возможной концентрации паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе составил:
1-е продувание — 145,35 мг/куб. м (мкг/л);
2-е продувание — 137,7 мг/куб. м (мкг/л).

Общий вывод: даже при имеющихся показаниях прибора «Алкотест-203″ ОСНОВАНИЙ для привлечения Дмитрия к ответственности не было. Прямые показания прибора по отражению концентрации паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе НИЖЕ установленных законодательством.

Необходимо отметить, что практика учета суммарной погрешности приборов по измерению паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе имеет место в иных странах, в частности в Российской Федерации.

- Однако ни органом, ведущим административный процесс, ни судами, рассматривающими жалобы, данные доводы позиции защиты не были проанализированы, учтены и в вынесенных по делу процессуальных документах никак не отражены, — заключают юристы.

По словам адвокатов, это далеко не исчерпывающий перечень вопросов, которые не нашли своей правовой оценки при рассмотрении дел по обвинению в управлении транспортными средствами в состоянии алкогольного опьянения. На отдельных вопросах мы остановимся более подробно в следующих статьях.

Адвокаты Павел ЛАТЫШЕВ, Сергей ЛАТЫШЕВ

http://advokat-latyshev.by/

3130