Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Почему инспектор ГАИ не может быть свидетелем, а напарник — только в определенных случаях

Автомобилисты, которым довелось отстаивать свою правоту в ГАИ или суде, знают, что «побороть» показания инспекторов ДПС очень сложно. Изначально считается, что инспектор непредвзят, а потому объективен. И информация, которую он изложил в рапорте или сообщил во время опроса в качестве свидетеля, как правило, ложится в основу обвинительного постановления. 

Опустим тот нюанс, что, по сути, мы все равно в сухом остатке имеем «слово инспектора» против «слова водителя», что с точки зрения «весомости» доказательств по идее равнозначно.

Сегодня мы предлагаем продолжить разговор о законности таких доказательств в принципе. Наверняка читатели помнят, как в прошлом году мы рассказали осудебном прецеденте, подтвердившем, что рапорт инспектора ДПС не может служить доказательством в деле об административном правонарушении.

Но проблемы возникают не только с рапортами. Этот наш разговор — о привлечении инспекторов ДПС в качестве свидетелей при подготовке к рассмотрению или при рассмотрении дела об административном правонарушении. Своим видением ситуации поделился адвокат Павел Латышев

- Использование в административном процессе в качестве одного из основных доказательств данных, содержащихся в протоколе опроса инспектора, составившего протокол об административном правонарушении, и в протоколе опроса его напарника — сложившаяся годами правоприменительная практика.

Законно ли это? Предлагаю разбить проблему на две составляющие.

1. Протокол опроса инспектора, составившего протокол об административном правонарушении

Изначально данный инспектор ДПС выступает в процессуальном статусе должностного лица органа, ведущего административный процесс, на стадии подготовки дела к рассмотрению. Однако когда административный материал передается его начальнику или заместителю начальника для рассмотрения, в материалах дела часто появляется протокол опроса данного инспектора ДПС. В этом протоколе опроса отражается суть произошедшего. То есть этот же самый инспектор ДПС проходит по делу уже свидетелем. Получается, что один и тот же инспектор ДПС по одному и тому же делу об административном правонарушении имеет два различных процессуальных статуса: должностное лицо органа, ведущего административный процесс, и свидетель. По моему мнению, такое совмещение является недопустимым.

С одной стороны, статья 4.6 ПИКоАП не содержит прямого запрета на опрос в качестве свидетеля должностного лица органа, ведущего административный процесс.

Статья 4.6. Свидетель

1. Свидетелем является лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны какие-либо обстоятельства по делу об административном правонарушении, вызванное судьей, должностным лицом органа, ведущего административный процесс, для дачи объяснений либо дающее объяснения.

2. Свидетелем не может быть:

  1. лицо, в отношении которого ведется административный процесс;
  2. лицо, которое в силу возраста, физических либо психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, подлежащие установлению по делу об административном правонарушении, и давать о них объяснения;
  3. защитник и представитель потерпевшего, лица, в отношении которого ведется административный процесс, — относительно обстоятельств, которые им стали известны в связи с исполнением обязанностей защитника или представителя;
  4. священнослужитель — относительно обстоятельств, известных ему из исповеди.

С другой стороны, действующим законодательством, в первую очередь нормами ПИКоАП, не предусмотрено, что должностное лицо органа, ведущего административный процесс, составившее протокол об административном правонарушении, может быть опрошено при ведении административного процесса в качестве свидетеля. Статья 3.30 ПИКоАП не содержит прямого закрепления соответствующего правомочия для должностных лиц, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях.

Такое право совмещения процессуальных статусов ПИКоАП допускает ТОЛЬКО в отношении понятого — часть 4 статьи 4.10 ПИКоАП.

Статья 4.10. Понятой

4. Понятой может быть опрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, связанных с производством процессуального действия, в котором он участвовал.

Как поступить в условиях, когда закон не запрещает, но и не предусматривает какое-то действие? Здесь органу, ведущему административный процесс, необходимо руководствоваться требованиями Директивы Президента Республики Беларусь №2, согласно которой в случае неясности или нечеткости предписаний правового акта решения должны приниматься исходя из максимального учета интересов граждан.

Полагаю, что здесь необходимо исходить из аналогичной нормы, которая содержится в пункте 5 части 2 статьи 60 УПК.

2. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

5) прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, секретарь судебного заседания (секретарь судебного заседания — помощник судьи) — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу, а судья — в связи с обсуждением в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного решения.

Подобный запрет на опрос в качестве свидетеля должностного лица органа, ведущего административный процесс, должен быть введен и в административном процессе.

- Почему в данном случае можно говорить о том, что нормы УПК и ПИКоАП следует применять аналогично? Процессы разные, у каждого своя специфика. 

- В первую очередь отмечу, что здесь речь идет не о применении аналогии права, которая, к сожалению, не может быть применена в подобной ситуации, а именно аналогично, исходя из предписаний Директивы №2. Да, специфика действительно есть, но в отношении процессуального статуса участвующих лиц они практически идентичны. И понятие свидетеля в данном случае одинаково — это лицо, которое обладает соответствующей информацией. При этом УПК возможность выступать в качестве свидетеля, его права и обязанности описывает подробно, а в административном процессе много «белых пятен».

- Если исключить протоколы опросов инспекторов из процесса рассмотрения дел об административных правонарушениях, что мы должны получить в итоге?

- Инспектор фиксирует факт правонарушения и составляет протокол об административном правонарушении. В фабуле он описывает само правонарушение, как он его увидел. Далее он излагает суть обвинения, что и является позицией этого должностного лица. Инспектор как должностное лицо органа, ведущего административный процесс, на этой стадии административного процесса полностью выполнил возложенную на него законом функцию.

- Павел, с тех пор как мы обсуждали проблему использования рапорта в качестве доказательства в административном процессе, прошел год. Что-нибудь поменялось? Меньше ли стали привлекать в этих целях рапорты?

- Меньше, но само явление как таковое остается. В Гомельской области суды в своих постановлениях по-прежнему указывают должностным лицам органов, ведущих административный процесс, чтобы они оценивали рапорт как источник доказательств. То же самое и в Брестской области. Но здесь многое зависит от конкретного судьи. Я всегда рекомендую людям в своих жалобах делать ссылку на то самое постановление Верховного суда, о котором шла речь год назад, как на соответствующий случай из практики. Иногда судьи принимают его во внимание, иногда — нет. Однозначно единой практики по этому вопросу пока не выработано. Неизвестно, сколько еще лет пройдет, пока рапорты полностью исчезнут из административного процесса.

2. Напарник может быть свидетелем, если он что-то видел и все правильно оформлено

- Рассмотрим вторую ситуацию. Известно, что инспекторы ДПС, как правило, несут дежурство в паре. В случае фиксации правонарушения один из них составляет протокол об административном правонарушении. А что же второй инспектор? Он мог видеть, а мог и не видеть факт нарушения закона. Если он ничего не видел, все очевидно: ни о каких свидетельских показаниях речи быть не может.

А если видел? В каком случае этот второй инспектор может выступать в качестве свидетеля и быть опрошенным? В соответствии с частью 2 статьи 10.2 ПИКоАП протокол об административном правонарушении должен содержать: фамилии, имена и отчества, адреса потерпевших и свидетелей, если они имеются. Это прямое императивное требование закона. Есть свидетели на месте выявления правонарушения — необходимо занести, нет — оставить соответствующие графы пустыми. Протокол об административном правонарушении — это бланк строгой отчетности. Он номерной. В нем есть соответствующие графы. Поэтому при составлении протокола об административном правонарушении прямая обязанность должностного лица — инспектора — выявить всех свидетелей по делу. И если второй инспектор действительно видел факт совершения правонарушения, его данные обязаны быть вписаны в соответствующие графы протокола об административном правонарушении, тогда он может выступать свидетелем. В таком случае его показания являются допустимыми, достоверными по делу доказательствами, которые могут служить основанием для привлечения лица к административной ответственности.

Правда, за свою практику я ни разу не видел, чтобы данные напарника были вписаны в протокол об административном правонарушении в графе «свидетели».

Что это влечет с точки зрения закона? Мы получаем двоякую ситуацию. Во-первых, если второго инспектора все-таки опрашивают при отсутствии соответствующей записи в протоколе, то такой протокол об административном правонарушении получен с нарушением закона (статья 10.2 ПИКоАП) и является недопустимым по делу доказательством. Во-вторых, сомнения в достоверности самих показаний. Поскольку ФИО инспектора в протоколе нет, откуда мы знаем, был ли этот человек на месте событий, мог ли что-то видеть?

- Вы пытались указывать на этот момент в суде?

- Да, мы всякий раз подчеркиваем это в своих жалобах и докладываем в судебных заседаниях, но в постановлениях, выносимых судами по результатам рассмотрения наших жалоб, отсутствует письменная оценка судом этих моментов.

- Подводя итог обеих ситуаций, получаем, что несовершенство ПИКоАП в данном случае очевидно, но на это все закрывают глаза и действуют по «накатанной» схеме? 

- Да. Это принципиально важно еще и потому, что подобные опросы инспекторов в качестве свидетелей всегда ложатся в основу постановлений. Постановлений, когда решения о привлечении лица к ответственности принимались только на основании показаний инспекторов ДПС, несметное множество. Начальник или замначальника, принимая решение, как правило, указывает: оснований не доверять показаниям инспектора нет. Показания инспектора ДПС являются достоверными и достаточными доказательствами для привлечения лица к административной ответственности. А вот насколько правомерно получены эти показания — никто не считает нужным задуматься.

В уголовном процессе все описано достаточно подробно, подобных проблем не возникает, а в административном — сплошь и рядом. И всем сторонам будет проще и понятнее, если эти пробелы будут устранены.

Наталья ЖУРАВЛЕВИЧ
Фото из архива редакции
ABW.BY

Рубрики:
945