Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Белорус доказал, что рапорт и протокол сотрудника ГАИ — это не доказательство вины

Субъективную оценку Александру можно дать какую угодно: писатель жалоб, борец за справедливость, бельмо на глазу Мозырской ГАИ… Как говорится, угол зрения напрямую зависит от позиции, которую занимаешь. 

Тем не менее упорство этого человека серьезно повлияло на практику белорусского административного процесса и создало прецедент, который, возможно, поможет многим другим автомобилистам. Но обо всем по порядку.

Такую личную неприязнь я испытываю…

6 сентября 2014 года Александр ехал на своем автомобиле Opel Vectra по дороге Бобруйск — Мозырь — граница Украины. На каком-то участке пути (как удалось восстановить позже, это был 165-й км) он обогнал попутный автомобиль.

«Этот автомобиль начал замедляться, запрещающих знаков здесь не было — значит, я совершил абсолютно законный маневр. Завершая его, вдали увидел скопление транспортных средств на обочине автодороги. Здесь уже начал действовать знак «Обгон запрещен». Он установлен на 164-м километре».

В этом месте автомобилист был остановлен патрулем ГАИ. Как следует из рассказа Александра, он требовал от инспектора объяснить причину остановки и отказался передавать документы. К слову, «теплые отношения» с местной Госавтоинспекцией у водителя давно, а накануне он выложил в Сеть видеоролик о работе ГАИ, в частности данного инспектора.

Результатом остановки ТС стало составление протокола об административном правонарушении по ч.8 ст.18.14. По мнению инспектора ГАИ, обгон был совершен в зоне действия запрещающего знака 3.20.1, местом совершения правонарушения был указан 166-й км.

«Естественно, с таким обвинением я не согласился, — говорит водитель. — Более того, в протоколе я отметил, что мне не были разъяснены мои права, не предоставлена возможность реализовать свое право на защиту. В графе об ознакомлении с правами и обязанностями я поставил слово «нет».

Забегая вперед, отметим, что эта деталь впоследствии сыграет принципиальную роль.

Виновен, виновен и еще раз виновен

Рассмотрение дела состоялось 8 сентября. Водитель был признан виновным и привлечен к административной ответственности в виде штрафа в 5 б.в. и лишения права управления ТС на 10 месяцев.

«При этом ни одно доказательство моей невиновности начальником ОГАИ во внимание принято не было, многочисленные процессуальные нарушения со стороны инспектора ДПС при ведении административного процесса учтены не были», — указывает Александр.

Водитель обжаловал вынесенное решение в суд Мозырского района, однако постановление было оставлено в силе. Суд отметил, что вина Александра «в совершении правонарушения подтверждается совокупностью представленных по делу доказательств, в частности протоколом привлечения к административной ответственности от 6 сентября 2014 года, рапортом инспектора ДПС ОГАИ Мозырского РОВД… Так же, как следует из указанного выше рапорта, в ходе составления протокола об административном правонарушении водителю были разъяснены его права и обязанности, было предложено получить выписку из ст.4.1 ПИКоАП Республики Беларусь, от получения которой он отказался».

«Получается, и ГАИ, и суд свое решение приняли, основываясь на протоколе и рапорте инспектора ГАИ! — возмущается автомобилист. — Хотя я неоднократно говорил о том, что место совершения правонарушения, которое было указано в протоколе, невозможно увидеть с места, где располагался патруль ГАИ, — я предлагал провести соответствующий эксперимент. То есть протокол является как минимум недостоверным и незаконным. Факт личной неприязни я подтверждал видеозаписью нашего диалога, вести которую, к сожалению, начал только после остановки ТС. Но никто меня не хотел слушать».

Постановление суда Александр обжаловал в Гомельский областной суд. В жалобе он снова изложил свою версию произошедшего, приложил фото и видео, указал, что дело в ГАИ было рассмотрено с существенными нарушениями ПИКоАП: отсутствие возможности ознакомиться с делом, отсутствие возможности подготовки соответствующей жалобы на действия, непроведение эксперимента по проверке показаний инспектора ДПС.

«В ходе рассмотрения дела в ГАИ права и обязанности не разъяснялись, свидетели (сотрудники ГАИ) не опрашивались, доказательства не исследовались. В качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, не было учтено, что у меня на иждивении двое малолетних детей», — отметил водитель.

Но и областной суд решил руководствоваться данными протокола и рапорта. «При этом в материалах дела отсутствуют какие-либо сведения, указывающие на то, что с начала административного процесса в порядке ст.10.7 ПИКоАП Вы заявляли ходатайство о предоставлении возможности воспользоваться юридической помощью адвоката, а также ходатайство о том, что у Вас имеются малолетние дети», — отметил суд. Суд также не нашел подтверждения иных изложенных в жалобе обстоятельств и оставил вынесенное постановление в силе.

«Мало того что я вынужден был доказывать свою невиновность, так даже в том, что у органа, ведущего административный процесс, не было данных о наличии у меня на иждивении детей, обвинили меня. Мол, это я не предоставил данные, — говорит Александр. — Но по нормам ПИКоАП это как раз задача органа, принимающего решение, — доказать виновность лица и выяснить наличие как отягчающих, так и смягчающих обстоятельств. У меня сложилось такое впечатление, что у Мозырской ГАИ какие-то свои особые законы».

Сомнительные выводы

18 декабря 2014 года Александр подал жалобу в Верховный суд. В феврале 2015-го Верховный суд отменил постановление ОГАИ Мозырского РОВД от 08.09.2014 и отправил дело на новое рассмотрение иному должностному лицу.

В своем решении Верховный суд исходил из следующего: «Согласно ст.2.10 ПИКоАП суд, орган, ведущий административный процесс, обязаны принять все предусмотренные законом меры по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств административного правонарушения, устанавливая как уличающие, так и оправдывающие обстоятельства.

По делу эти требования закона нарушены.

Как следует из жалобы, (…) виновность в совершении правонарушения отрицал. Пояснял, что не мог совершить обгон в зоне действия дорожного знака именно на 166-м километре указанной автодороги, а сотрудник ГАИ не мог наблюдать такие его действия в месте остановки его транспортного средства. В обоснование своих доводов (…) предоставил фотоснимки и видеофайлы. Эти его доводы должным образом не проверены».

Суд указал, что имеющийся в материалах дела рапорт инспектора не относится к допустимым источникам доказательств, а вот объяснения обоих присутствовавших при остановке ТС сотрудников ГАИ взяты не были, так же, как и не были получены объяснения самого водителя.

«Таким образом, приступая к рассмотрению и разрешению дела, должностное лицо ГАИ не обладало сведениями, какие именно доводы лица, привлекаемого к ответственности, ему надлежит проверить», — заключил суд.

«Вывод о непротиворечивости друг другу и согласованности между собой данных, изложенных в одном рапорте одного должностного лица, вызывает сомнение в обоснованности, — отметил суд. — В результате вопрос о виновности (…) в совершении правонарушения, в котором он был признан виновным, не был должным образом проверен и исследован».

Финал

Дело вновь вернулось на рассмотрение в ГАИ Мозырского РОВД, стороной защиты сразу же было заявлено около 10 различных ходатайств, на этот раз была проведена проверка показаний с выездом на место событий.

В итоге Александр получил два документа: новое постановление ОГАИ, где говорится, что дело в отношении его прекращено «из-за недоказанности виновности физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, в совершении административного правонарушения, а также ответ из ОВД Мозырского райисполкома, где основанием прекращения дела указан п.2 ч.1 ст.9.6 ПИКоАП «Отсутствие в деянии состава административного правонарушения».

«Орган, ведущий административный процесс, так и не смог определиться: то ли мою вину не доказали, то ли я вообще ничего не совершал, — пожимает плечами Александр. — Инспектор, который останавливал меня на дороге, ушел на пенсию, сотрудники прокуратуры, игнорировавшие мои обращения, привлечены к дисциплинарной ответственности, на прокурора района возложена обязанность «провести в ОГАИ Мозырского РОВД занятия по углубленному изучению норм Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях».

К слову, на днях Александр получил письменные извинения со стороны Мозырской ГАИ.

Копия, не идентичная оригиналу

В своем постановлении Верховный суд указал на необходимость «исследовать вопрос на соответствие подлинника протокола об административном правонарушении копии», выданной автомобилисту.

Дело в том, что в оригинале административного протокола, в графе «выписку из ст.4.1 ПИКоАП Республики Беларусь получил» и об ознакомлении с правами и обязанностями, предусмотренными ст.4.1 ПИКоАП Республики Беларусь, имеется надпись «отказался».

А в копии протокола, которая осталась на руках у Александра, — надпись «нет».

«По большому счету это подлог документов, преступление», — уверен автовладелец. Он написал несколько заявлений в прокуратуру, Следственный комитет, однако, добиться возбуждения уголовного дела пока не смог.

«…оснований для проведения проверки в порядке ст.174 УПК Республики Беларусь по данному факту не имеется, так как в действиях сотрудника ОГАИ Мозырского РОВД не усматривается признаков какого-либо преступления. Вместе с тем в настоящее время поставить вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности инспектора, составившего протокол, не представляется возможным по причине его увольнения из органов внутренних дел», — говорится в ответе Мозырской районной прокуратуры.

В ответе за подписью следователя СК Мозырского района также значится, что в действиях инспектора ДПС отсутствует состав преступления.

Комментарий защитника Александра, адвоката Минской областной коллегии адвокатов, магистра юридических наук, аспиранта Павла Латышева:

- Данное дело об административном правонарушении представляет большой интерес как для правоприменительной практики, так и для теории административного процесса. Вынесенное председателем Верховного суда постановление решило два ключевых вопроса касательно как конкретно дел, связанных с нарушением правил маневрирования, так и остальных категорий дел, связанных с безопасностью дорожного движения.

Во-первых, в постановлении четко указано, что рапорты инспекторов ДПС не являются допустимыми источниками доказательств в административном процессе. Этот вывод носит исключительное значение для всех дел об административных правонарушениях, связанных с безопасностью дорожного движения. Теперь, если в материалах дела будут соответствующие рапорты, они обязаны быть признанными органом, ведущим административный процесс, недопустимыми по делу доказательствами, которые не могут быть положены в основу принимаемого по делу решения.

Второй аспект, вытекающий из постановления председателя Верховного суда, – это достоверность и достаточность доказательств именно по данной категории дел, связанной с нарушением правил маневрирования. Установлено, что протокол и рапорт, составленные одним и тем же должностным лицом, не являются достоверными и достаточными доказательствами для привлечения лица к административной ответственности.

В первую очередь как адвокат-практик, а с другой стороны — и как теоретик, готовящий кандидатскую диссертацию по теме, связанной с безопасностью дорожного движения, считаю, что без объективных доказательств нарушения правил маневрирования (фотовидеофиксация) строить обвинение и в дальнейшем привлекать лицо к административной ответственности лишь на показаниях инспекторов ДПС является незаконным, так как будет отсутствовать достоверность и достаточность доказательств, исходя из статьи 6.14 ПИКоАП, для привлечения лица к ответственности.

Также считаю, что по данной категории дел необходимо проводить и соответствующую детальную проверку показаний инспекторов ДПС на месте на предмет проверки возможности наблюдать соответствующее событие административного правонарушения с обязательной фотовидеофиксацией соответствующего процессуального действия. Данные приемы будут способствовать сбору объективных доказательств по делу и установлению истинной картины наличия либо отсутствия события административного правонарушения, то есть будут способствовать установлению объективной истины – важнейшей цели любого процесса, в том числе и административного.

Наталья ЖУРАВЛЕВИЧ,

ABW.BY

4068