Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Новое и старое в законе о штрафстоянках: как забрать свой автомобиль

Штрафстоянки — популярная в среде автомобилистов тема. Во-первых, потому, что никто не застрахован от того, что в какой-то момент его авто станет объектом принудительной отбуксировки. Во-вторых, потому, что это мероприятие недешевое. В-третьих, машину нужно как-то со штрафстоянки возвращать.

Кстати, в законодательстве, регулирующем как раз проблему возврата ТС со штрафстоянки, недавно произошли изменения. На первый взгляд они были незначительными (из ПИКоАП норму исключили, а в Закон РБ «О дорожном движении» включили), поэтому остались не замеченными как журналистами, так и автомобилистами. Однако какими будут юридические последствия такого «перемещения», как теперь будет происходить возврат автомобилей по новым правилам? Об этом мы размышляли с адвокатами Минской областной коллегии адвокатов Сергеем Латышевым и Павлом Латышевым.

С.Латышев: В законодательстве по вопросу возврата транспортного средства со штрафстоянки владельцам транспортных средств несколько месяцев назад действительно произошли некоторые изменения. И здесь интересно не только сравнить старый и новый варианты документов, но и оценить нововведения с точки зрения защиты прав владельцев ТС.

П.Латышев: Актуальность беседы вызвана и тем, что на практике имели место случаи, когда должностные лица ГАИ при принудительной отбуксировке транспортных средств помещают их на штрафстоянку, а потом владельцам сообщают, что, пока они не признают вину и не оплатят штраф после вынесения постановления по делу, транспортное средство не будет им возвращено.

Принудительная отбуксировка (эвакуация) ТС является мерой обеспечения административного процесса. 

Работник Государственной автомобильной инспекции вправе производить задержание и принудительную отбуксировку транспортного средства и доставлять его на охраняемую стоянку, если лицом, управляющим транспортным средством, совершено административное правонарушение, предусмотренное статьями 18.16 «Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством такому лицу либо отказ от прохождения проверки (освидетельствования)» и 18.19 «Управление транспортным средством лицом, не имеющим права управления» Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, при отсутствии иной возможности доставить транспортное средство к месту хранения.

При совершении водителем административного правонарушения, предусмотренного частями 1 и 2 статьи 18.22 КоАП «Остановка или стоянка транспортного средства с нарушением правил дорожного движения», в результате которого создано препятствие для дорожного движения или возникла угроза безопасности граждан, работники Государственной автомобильной инспекции вправе произвести принудительную отбуксировку (эвакуацию) таких транспортных средств на охраняемую стоянку, если водитель не находится в транспортном средстве или в непосредственной близости от него.

П.Латышев: Изменения, которые мы упоминали в начале разговора, были приняты 11 июля 2014 года и вступили в силу 17 октября. До этого момента данный вопрос регулировался Процессуально-исполнительным кодексом об административных правонарушениях. Части 1, 3 и 4 статьи 8.10 ПИКоАП регламентировали порядок применения принудительной отбуксировки, часть 7 этой же статьи предусматривала порядок возврата ТС. В частности, здесь говорилось: «Помещенное на охраняемую стоянку средство возвращается собственнику, владельцу или уполномоченному лицу по его первому требованию». Законом №176-З от 11.07.2014 часть 7 из статьи 8.10 ПИКоАП была исключена. А вот Закон РБ «О дорожном движении», абзац 7 статьи 19-1, был дополнен нормой, аналогичной по содержанию части 7 статьи 8.10 ПИКоАП. Эта же норма нашла свое отражение и в Инструкции о порядке принудительной отбуксировки (эвакуации) транспортного средства и помещения его на охраняемую стоянку, которая утверждена постановлением Совета Министров от 17.10.2014 №986. В инструкции эта норма дополнена тем, что невозврат «в связи с неисполнением постановления о наложении административного взыскания, нежеланием платить за услуги стоянки и эвакуатора не допускается».

- Инструкция была принята на ура. Все поддержали справедливость того самого пункта 11, который вы процитировали…

П.Латышев: Я не стал бы в данном случае поддерживать оптимистичные настроения. Прежде всего потому, что норма помещена в закон, который по юридической силе слабее кодифицированного акта.

С.Латышев: Есть вопросы и к логике построения нормативно-правовых документов. Задержание и принудительная отбуксировка на штрафстоянку — это мера обеспечения административного процесса, изложенная в статье 8.10 ПИКоАП. И законодатель здесь логично указал, что работник ГАИ имеет право задержать и принудительно отбуксировать ТС на штрафстоянку, если водитель добровольно не хочет, не может или не имеет права это сделать, но потом следовала норма о том, что автомобилист имеет право забрать свое имущество. Иными словами: вот момент начала применения меры обеспечения административного процесса, а вот момент окончания применения этой меры. А теперь у нас получается разрыв. В рамках административного процесса у ГАИ право поместить ТС принудительно на штрафстояку осталось, а вот о моменте окончания применения этой меры в статье 8.10 ПИКоАП теперь ничего не говорится. Могу предположить, что на практике могут появиться вопросы. Например, когда возникает момент окончания применения этой меры, должно ли приниматься процессуальное решение и т.д.

- Скорее всего, человек просто увидит, что часть исключена, значит, такого права его лишили, и не станет ничего делать…

С.Латышев: Но права-то его не лишили. Право забрать ТС со штрафстоянки по первому требованию содержится теперь в другом законе. Причем в другом законе эта норма находится в главе «Организация дорожного движения». Но считаю, что логика построения норм нарушилась. У нас есть мера обеспечения административного процесса, ее применил работник ГАИ, она начала действовать. А когда же наступает момент окончания ее применения? И какую роль должны сыграть работники ГАИ в возврате этого ТС? Законодатель об этом ничего не говорит. Раньше человек шел в ГАИ и говорил: «Закон есть, я хочу вернуть». А сейчас, как указано в инструкции, следует обращаться к охраннику стоянки. Но как тогда быть с мерой обеспечения? Ее применение закончилось или не закончилось? Можно предположить, что предъявление охраннику требования вернуть машину уже есть момент окончания применения меры обеспечения. Но применял-то ее орган, ведущий административный процесс…

- Да и как охранник стоянки может прервать применение меры обеспечения, которую он не применял?

С.Латышев: Естественно, что не может. Возврат ТС владельцу со штрафстоянки выведен за рамки административного процесса. Хочу также обратить внимание на формулировки, используемые законодателем. Часть 1 статьи 8.10 ПИКоАП говорит, что работник ГАИ вправе задержать и ПРИНУДИТЕЛЬНО отбуксировать ТС. У нас работник ГАИ изначально получил право принудительного исполнения обеспечительной меры, чтобы обеспечить нормальное движение административного процесса. И это правильно — здесь нужна максимальная оперативность. А теперь смотрим на возврат автомобиля. Слово «принудительно» здесь отсутствует. И во что может превратиться «первое требование» владельца к охраннику стоянки по возврату ТС, далеко не ясно…

- Давайте теорию спроецируем на практику. Простого автовладельца интересуют прежде всего его личные возможные трудности по возврату машины. Как эти пробелы в законе могут сказаться на практике?

П.Латышев: О практике пока говорить рано — прошло совсем немного времени. Но все указывает на то, что вопросы будут. И вот проблема, которая лежит на поверхности. Если ранее работник ГАИ без оснований отказывал в возвращении автомобиля по первому требованию, то автовладелец мог воспользоваться нормами главы 7 ПИКоАП и обжаловать незаконные действия должностного лица органа, ведущего административный процесс. Законом предусмотрено, что такая жалоба рассматривается в сокращенные сроки и незамедлительно разрешается.

В соответствии с ПИКоАП жалоба на незаконные действия должностного лица органа, ведущего административный процесс, подается в прокуратуру или вышестоящему начальнику. Рассмотрение жалобы должно произойти в течение 5 дней.

- Что мы получаем сейчас? Допустим, охранник отказывается вернуть машину. Что делать простому гражданину?

П.Латышев: Вариант первый — обратиться в прокуратуру. Однако при новом положении вещей это уже будет не жалоба на незаконные действия должностного лица органа, ведущего административный процесс, а обычное обращение, которое должно быть рассмотрено в соответствии с законом об обращениях граждан в течение 15 дней, а обращения, требующие дополнительного изучения и проверки, — не позже одного месяца, если иной срок не установлен законодательными актами. Однако даже в случае принятия положительного решения по соответствующему обращению не совсем понятно, на имя кого и куда прокурорские работники будут вносить соответствующие акты прокурорского реагирования. Вариант второй — теоретически можно обжаловать бездействие юридического лица в суд. Но и здесь временные затраты значительны. И получается, что «возвращение автомобиля по первому требованию» превратится в хождение человека по каким-то инстанциям.

С.Латышев: Все потому, что в законодательстве должен быть целостный и систематичный подход. Если мы говорим о механизме исполнения каких-то норм, в частности, о принудительной отбуксировке ТС как о мере обеспечения административного процесса, то механизм реального исполнения соответствующих норм должен быть как у работников ГАИ, так и у владельца ТС. Также хочу отметить, что изменения в законодательстве инициировали определенные негативные моменты в практике.

П.Латышев: В моей практике были немного другие варианты развития событий. Автовладельцам говорили, что на машину будет наложен арест в случае, если лицо, обвиняемое в совершении административного правонарушения, не признает свою вину и сразу после вынесения постановления не оплатит штраф.

- Если оставить вопрос давления на обвиняемых в стороне, поскольку это однозначно нарушение закона, то есть ли у органа, ведущего административный процесс, формальное право изменить процессуальный статус ТС по делу? Например, ТС, находящееся на штрафстоянке, признать вещественным доказательством или наложить на него арест?

С.Латышев: Признать вещественным доказательством — формально да. Но не на любой стадии административного процесса и не по любому правонарушению. Если автомобиль необходимо признать вещественным доказательством, то прежде всего должно быть принято соответствующее процессуальное решение об этом. Данное решение должно быть обосновано. Должно соответствовать необходимости установления истины по делу. При этом должны быть использованы все возможности научно-технических средств, например, видео- или фотофиксация повреждений транспортного средства с приобщением к материалам дела видео- или фотоматериалов, протокола осмотра ТС, заключения специалиста и т.д., а не самого ТС как вещественного доказательства. Также транспортное средство должно быть перемещено со штрафстоянки в иное место хранения. Есть и другие моменты по этому вопросу. Как в случае с тем же таксистом: зачем изымать машину, если можно сделать фото, почему изъята одна машина, принявшая участие в ДТП, а не две? Наконец, затраты по хранению автомобиля и обеспечение его сохранности должно взять на себя государство.

П.Латышев: Арест как мера обеспечения тоже возможен, но накладывается он в случаях, когда санкция нарушенной нормы предусматривает или крупный размер штрафа, или конфискацию автомобиля. Арест служит гарантией того, что нарушитель в спешном порядке не произведет отчуждение ТС и оплатит штраф. В статье 18.16 максимальный размер штрафа — 100 базовых величин. По другим составам правонарушений, по которым может быть применена принудительная отбуксировка транспортного средства, штраф меньше. Обычно стоимость автомобиля в несколько раз больше, поэтому правомерность применения ареста в данном контексте можно обжаловать. Хотя, конечно, предсказать, чем все закончится, нельзя.

Обобщая и подводя итог, можно сказать, что мы имеем четкий механизм по принудительной отбуксировке ТС и не имеем практически никакого механизма по возврату ТС со штрафстоянки. Очень хочется надеяться, что недочеты законодательства не выльются в проблемы для наших граждан.

Наталья ЖУРАВЛЕВИЧ

ABW.BY

2805