Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Пересек «двойную сплошную»? Попробуй доказать обратное

Нарушение правил маневрирования, не приведших к ДТП, представляет собой достаточно большую группу административных правонарушений в сфере безопасности дорожного движения. Однако специфика данной категории административных правонарушений заключается в том, что в качестве доказательств виновности лица в большинстве случаев выступаюттолько показания самих сотрудников ДПС, которые фиксируют соответствующие административные правонарушения, без предоставления каких либо объективных доказательств нарушения (например, фото-видео фиксация).

Так, постановлением заместителя начальника ОГАИ одного из РУВД г.Минска …………….., признано, что гражданин Х. допустил нарушения пункта 76 Правил дорожного движения, в этой связи признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.8 ст.18.14 КоАП и подвергнут административному взысканию в виде штрафа в размере 650 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами всех категорий сроком на 3 месяца.

Краткие обстоятельства дела

  • Вечером 16.10.2013 примерно в 21 час 30 минут гр-н Х двигался по ул. Куйбышева со стороны проспекта Машерова в левом ряду (транспортное средство располагалось ближе к крайней правой части полосы) (дорога имеет по две полосы в каждую сторону).
  • Кроме него в транспортном средстве находилась его жена гр-ка О (на переднем пассажирском сидении).
  • На пути движения была искусственная неровность. Для ее преодоления водитель снизил скорость и принял немного левее (занял крайнее левое положение в полосе), так как ему показалось, что слева искусственная неровность в месте ее начала имеет более низкий подъем. Маневр он совершил без выезда на полосу встречного движения.
  • После преодоления искусственной неровности водитель продолжил движение в своей (левой) полосе и был остановлен инспектором ДПС (который не представился), предъявил документы согласно его требованию (инспектор ДПС находился примерно в 80-100 метрах от искусственной неровности на обочине справа).
  • После это инспектор ДПС начал утверждать, что гр-н Х нарушил правила дорожного движения, совершив выезд на полосу встречного движения.
  • Водитель с этим не согласился и объяснил ему свою позицию, уточнив, что выезда не совершал, рассказав обстоятельства своего маневра. После этого он попросил инспектора ДПС уточнить, как он мог зафиксировать выезд на полосу встречного движения, т.к. в момент остановки он находился на значительном расстоянии от искусственной неровности со стороны, противоположной от предполагаемого выезда (места нарушения). В ответ на данный вопрос инспектор ДПС попросил гр-на Х выйти из своего автомобиля и пересесть в патрульный автомобиль ДПС.
  • Инспектор ДПС обошел патрульный автомобиль с другой стороны, передал документы гр-на Х инспектору, находившемуся на водительском месте (который также не представился), уточнив, что нарушением является выезд на встречную полосу движения. После чего он удалился для дальнейшего патрулирования.
  • Инспектор ДПС, который находился в патрульном автомобиле, без всякого объявления о начале административного процесса, начал составлять протокол об административном правонарушении.
  • В процессе составления протокола об административном правонарушении гр-н Х изложил свою точку зрения и повторно попросил дать ему объяснение того, как можно было в той ситуации зафиксировать нарушение мной правил в виде выезда на полосу встречного движения.
  • После этого инспектор ДПС, находившийся в патрульном автомобиле, подозвал своего коллегу и спросил, был ли выезд. Тот ответил: «Да, был». Но на все доводы гр-на Х о том, что инспектор ДПС находился далеко от места якобы совершения административного правонарушения в темное время суток с другой стороны, не дал никаких пояснений.
  • В графе «Объяснения лица, в отношении которого начат административный процесс», гр-нином Х было отмечено, что«С протоколом не согласен, т.к. выезда не было. Искусственная неровность заканчивается, недостигнув разделительной полосы примерно 15-20 см. Двигаясь в своем направлении, левое колесо он пустил между двойной сплошной и заканчивающейся искусственной неровностью. Тем самым не выехав за сплошную. Сотрудник ГАИ, находясь по другую сторону разметки, не мог видеть выезда «.
  • Во время того, как гр-н Х писал объяснение своего маневра и причину несогласия, сотрудник ГАИ видел, что ему не хватает места для объяснения и не предложил ему другого листа (писчей бумаги), чтобы продолжить изложение фактов, а попросил как-то постараться вместить объяснение в отведенное в протоколе место.
  • После составления протокола инспектор ДПС, находившийся в машине, выдал ему копию протокола об административном правонарушении и временное свидетельство на право управления транспортным средством, уточнив, что на рассмотрение дела ему следует явиться в ГАИ по указанному адресу 24.10.2013 с 16.00 до 19.00. (что отражено во временном свидетельстве).
  • После этого гр-н Х расписался в протоколе за получение копии, временного свидетельства, получил его и продолжил движение.

21.10.2013 гражданин Х явился в ГАИ к 16.00. Занял очередь к начальнику (5 или 8 кабинеты). Рядом были люди в 4-й кабинет. В 4-й кабинет очередь двигалась. В 5-й вообще нет. В 17.30 он примерно прикинул, что перед ним еще 7-8 человек. Ждать было очень долго, и, подумав, что до конца рабочего дня всех 8 человек не успеют принять, решил приехать в другой день.

В следующий раз он посетил ОГАИ 24.10.2013 г. (день саммита СНГ). На двери кабинета начальника висело объявление с указанием того, что прием из 5-го кабинета переносится в 4-й. Отстояв свою очередь, зашел в кабинет и предъявил временное удостоверение на право управления транспортным средством. Сотрудница взяла его, сходила в соседнюю комнату, вернулась и сказала, что рассмотреть мое дело может только начальник и следует ждать его. Еще она уточнила, что начальника нет на месте, его вызвали в связи с саммитом. На его вопрос, когда он вернется, она ответила, что скоро, но когда именно не указала.

В следующий раз гражданин Х пришел в ОГАИ 31 октября 2013 г. Занял очередь в кабинет начальника. Дождался приема. Зашел в кабинет, назвал фамилию. Начальник сообщил, что его дело уже рассмотрено и нужно идти в 4-й кабинет за постановлением. В 4-м кабинете гражданину Х сообщили о лишении прав, при этом копии постановления не вручили и не зачитывали.

После чего, поскольку был последний день для подачи жалобы на постановление, не вступившее в законную силу, гражданин Х сходил в канцелярию и зарегистрировал заявление на имя начальника ОГАИ о пересмотре дела и продлил временное удостоверение (разъяснение о порядке подачи жалобы он получил от работников ГАИ).

11 ноября 2013 г. он пришел в вышеуказанный орган для подачи дополнительной жалобы на имя начальника ОГАИ соответствующего РУВД с изложением всех своих доводов и доказательств.

После регистрации дополнительной жалобы, сотрудники ОГАИ вдруг обнаружили среди своих бумаг ответ на его обращение от 31 октября 2013 г. (ответ датирован 05 ноября 2013 г.) за подписью заместителя начальника ОГАИ, который выносил постановление по делу.

В своем ответе зам. начальника указывал, что гражданин Х мог обжаловать вынесенное постановление только в УГАИ ГУВД Мингорисполкома или суд _____ района г. Минска.

Необходимо обратить внимание на тот факт, что в нарушение требований Закона решение по заявлению гражданина Х на пересмотр вынесенного постановления по делу принимало то же самое должностное лицо, что и выносило постановление по делу (зам.начальника), хотя его заявление подавалось на имя начальника ОГАИ.

Также необходимо отметить, что объективность вывода заместителя начальника ОГАИ относительно того момента, кому может быть подана соответствующая жалоба, следует подвергнуть сомнению.

21 ноября 2013 года гражданин Х получил ответ на его дополнительную жалобу от 11 ноября 2013 г.

В ответе, в частности указано, что «…Дополнительно разъясняю, что начальник ОГАИ УВД администрации ______района г. Минска не является вышестоящим должностным лицом вышестоящего органа

Как следует из данного ответа, гражданин Х «мог обжаловать только вышестоящему должностному лицу вышестоящего органа».

Следует обратить внимание, что данная запись не основана на Законе (должностное лицо не сослалось ни на одну норму права), но и на законах формальной логики.

После получения всех вышеуказанных ответов гражданином Х было принято решение обратиться с соответствующей жалобой в суд _______ района г.Минска. Была подготовлена и подана соответствующая жалоба. К судебному заседанию 09 декабря 2013 года также была подготовлена письменная юридическая позиция защиты по делу об административном правонарушении. В данной юридической позиции были отражены следующие процессуальные моменты.

По мнению стороны защиты, в ходе административного процесса органом, ведущим административный процесс, был допущен ряд нарушений требований Закона.

Данные нарушения можно разделить на 2 группы:

1. Нарушения требований Закона, влекущие безусловную отмену вынесенного по делу постановления.

2. Нарушения требований Закона, влекущие прекращение административного процесса.

К первой группе нарушений требований Закона, которые влекут безусловную отмену вынесенного по делу постановления, в первую очередь относиться нарушение права физического лица на защиту.

Инспекторы ДПС на месте остановки транспортного средства не разъяснили гражданину Х его права, предусмотренные ст.4.1 ПИКоАП (в том числе и право иметь защитника), не дали возможности полностью изложить свои объяснения по делу.

В нарушение ч.2 ст.10.26 ПИКоАП органом, ведущим административный процесс, гражданин Х не был извещен об окончании подготовки дела к слушанию и его возможности ознакомиться с ним (с указанием места, где он может с делом ознакомиться), осмыслить имеющийся в деле материал, а также заявить необходимые ходатайства.

С материалами дела он смог ознакомиться ТОЛЬКО спустя практически 2 недели после вынесения соответствующего постановления по делу, хотя орган, ведущий административный процесс, обязан был ознакомить его с соответствующими материалами непосредственно ДО МОМЕНТА ВЫНЕСЕНИЯ постановления по делу.

Также должностными лицами органа, ведущего административный процесс, был нарушен такой элемент права на защиту как «Право знать место, день и точное время рассмотрения дела об административном правонарушении» (статья 10.9 ПИКоАП Республики Беларусь).

Необходимо отметить, что им не было получено ни одной повестки о времени и месте слушания ……….дела.

Отметка в протоколе об административном правонарушении о дне и времени якобы рассмотрения дела не является надлежащим способом извещения лица, в отношении которого ведется административный процесс, так как такой способ извещения НЕ ПРЕДУСМОТРЕН процессуальным законодательством.

Также орган, ведущий административный процесс, нарушил право гражданина Х на участие в рассмотрении дела, так как в соответствии с ч.1 ст. 11.4 ПИКоАП, при рассмотрении дела об административном правонарушении участие физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, ОБЯЗАТЕЛЬНО.

Однако заместитель начальника ОГАИ рассматривал дело об административном правонарушении в его отсутствие, о чем прямо свидетельствует отсутствие его подписи в соответствующем постановлении по делу.

Также необходимо обратить внимание, что копии постановления по делу с полным и развернутым текстом им не получено вообще.

Вместо копии постановления по делу органом, ведущим административный процесс, ему была вручена выписка из постановления с указанием нарушенного пункта и меры взыскания.

Между тем, ни ПИКоАП Республики Беларусь, ни какой либо другой нормативный правовой акт, не предусматривает такого вида процессуального документа, как «выписка из постановления к протоколу».

Исходя из вышеизложенного, данный документ не является копией постановления и не имеет никакой юридической силы.

Согласно ч.2 ст. 11.11 ПИКоАП Республики Беларусь, копия постановления по делу об административном правонарушении в течение пяти дней должна быть вручена или выслана заказным письмом лицу, в отношении которого оно вынесено, в случае отсутствия указанного лица при рассмотрении дела об административном правонарушении.

Из вышеизложенного следует, что орган, ведущий административный процесс, своими действиями также нарушил такой элемент, входящий в понятие «право на защиту» как «Право обжаловать постановление по делу об административном правонарушении» (статья 2.16 ПИКоАП), существенным образом ограничив возможности гражданина Х для обжалования, так как текста постановления он не видел и не имел.

Также обращаем внимание, что в материалах дела имелись факты, являющиеся основанием для прекращения административного процесса в отношении гражданина Х.

В первую очередь необходимо обратить внимание на протокол об административном правонарушении.

Необходимо отметить, что составленный сотрудником ОГАИ _______ РУВД г.Минска по делу протокол об административном правонарушении от 16 октября 2013 г. МIБ № __ не соответствует требованиям ч. 2 ст.10.2 ПИКоАП, поскольку содержат записи обстоятельств дела, не соответствующие действительности (как реально развивались события было описано выше).

Кроме того, в нем также не указан свидетель произошедшего (жена гражданина Х, которая находилась в его транспортном средстве на переднем пассажирском сидении.).

Мы считаем, что протокол об административном правонарушении от 16 октября 2013 г. МIБ № следует признать недопустимым по делу доказательством, исходя из того, что он не соответствуют требованиям Закона, описанным выше, и кроме того, был представлен гр-ну Х для ознакомления и подписания в отсутствие защитника (адвоката) (нарушение права на защиту; нарушение конституционного права гражданина на юридическую помощь).

Согласно ч.5 ст. 6.14 ПИКоАП, доказательства, полученные с нарушением Закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу вынесения решения по делу об административном правонарушении, а также использоваться для доказывания любого обстоятельства, входящего в предмет доказывания по делу.

Согласно части 6 статьи 6.14 ПИКоАП Республики Беларусь, достоверными признаются доказательства, если они соответствуют действительности. В основу процессуальных решений, принимаемых судом, органом, ведущим административный процесс, могут быть положены только достоверные доказательства.

Между тем, фабула обвинения, сформулированная в протоколе об административном правонарушении от 16 октября 2013 г. МIБ № не соответствует событиям реальной действительности и опровергается фактами, изложенными в графе «объяснения лица, в отношении которого начат административный процесс».

Необходимо констатировать, что  вызывает сомнения и сам факт того, что инспектор ДПС имел реальную возможность наблюдать события якобы административного правонарушения, исходя из того, что было темное время суток, слабоосвещенная местность и дальность расстояния от того места, где стоял инспектор ДПС и где якобы произошло событие административного правонарушения.

Сторона защиты в судебном заседании отметила, что по делу не был проведен соответствующий эксперимент по проверке показаний данного сотрудника ДПС.

К своей жалобе в адрес Суда _______ района г.Минска гр-нином Х были прикреплены фотоснимки, сделанные после событий якобы административного правонарушения.

На данных фотоснимках видно, что:

1. В момент событий было темное время суток.

2. Проезжая часть была малоосвещенной.

3. Патрульный автомобиль ДПС и сотрудники ДПС находились на значительном расстоянии от места совершения якобы административного правонарушения.

4. Дорога в месте совершения якобы административного правонарушения имеет явный изгиб.

Стороной защиты было высказано мнение о том, что в условиях события и места ДТП  (темное время суток, неосвещенная проезжая часть, дальность расстояния, особенности дороги) инспектор ДПС не мог видеть события якобы административного правонарушения, а занятие гражданином Х крайнего левого положения в полосе движения им субъективно было воспринято как выезд на полосу встречного движения.

Исходя из вышеизложенного, протокол об административном правонарушении от 16 октября 2013 г. МIБ № __ следует признать недостоверным по делу доказательством.

Согласно части 7 статьи 6.14 ПИКоАП Республики Беларусь, достаточными признаются доказательства, когда их совокупность позволяет установить обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу об административном правонарушении.

По настоящему делу об административном правонарушении инспектором ДПС не было представлено никаких объективных доказательств (фото-видео фиксации якобы события административного правонарушения).

Следует отметить, что в законодательстве Республики Беларусь отсутствует принцип «презумпция доверия показаниям инспектора ДПС» и поэтому без соответствующих объективных доказательств (фото-видео фиксация) протокол об административном правонарушении, а также протокол опроса инспектора ДПС нельзя признавать достаточными по делу доказательствами для привлечения лица, в отношении которого ведется административный процесс, к административной ответственности.

Таким образом, следует сделать вывод о том, что по делу не было собрано достаточно доказательств, безусловно свидетельствующих о наличии событий административного правонарушения, а имеющиеся в материалах дела доказательства являются недопустимыми и недостоверными.

Судом _____ района г.Минска была частично принята позиция защита, постановление заместителя начальника было отменено, а дело было направлено на новое рассмотрение в связи с односторонним, неполным и необъективным исследованием обстоятельств дела, существенным нарушением норм ПИКоАП.

После отмены постановления было подготовлено и подано 7 ходатайств, в том числе о назначении следственного эксперимента по воспроизведению событий якобы административного правонарушения и проверки остроты зрения сотрудника ДПС, который якобы наблюдал события административного правонарушения.

21 января 2014 года был назначен и проведен соответствующий следственный эксперимент по воспроизведению событий якобы административного правонарушения. В присутствии 2 независимых понятых, с фиксацией на видеокамеру было установлено, что сотрудник ДПС, находясь на расстоянии 103 метра от места якобы выезда на полосу встречного движения, не мог наблюдать вышеуказанное действие, исходя из освещения и параметров дороги.

01 февраля 2014 года начальником ОГАИ _______ РУВД было повторно рассмотрено дело гр-на Х. Однако, объективное доказательство в виде протокола следственного эксперимента с соответствующим видеофайлом и показаниями понятых во внимание принято не было. Начальник ОГАИ отметил, что оснований не доверять показаниям сотрудника ДПС, который якобы наблюдал события административного правонарушения, у него не имеется и при своем росте 180 см он вполне мог видеть вышеуказанные события.

Однако, при имеющихся доказательствах начальником ГАИ гражданину Х была снижена мера взыскания с 5 до 3 базовых величин и уже без лишения права управления транспортным средством.

И хотя гр-н Х и согласился с вышеуказанной мерой взыскания (так как фактически водительское удостоверение ему вернули) и не стал в дальнейшем обжаловать вынесенное повторное незаконное и необоснованное постановление по делу, вопросы объективности доказательств по такой категории дел остались неразрешенными.

Подводя итог изложенному в данной статье можно резюмировать, что к общим приемам тактики защиты по такой категории дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил маневрирования, (написание жалоб на действия, жалоб на постановления ……………), следует также использовать и дополнительные приемы, связанные с написанием и подачей ходатайств о проведении следственного эксперимента по воспроизведению событий административного правонарушения, о детальной проверке показаний сотрудников ДПС на месте событий, фиксировании процесса эксперимента на фото-видео фиксацию, то есть собирание объективных доказательств по делу и дальнейшем их использовании для отстаивания своей позиции по делу.

Латышев П.С.- юрист, магистрант

http://advokat-latyshev.by/

2087