Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Ведомственный акт МВД стоит выше чем Закон?

Правоприменение по-белыничски. Часть 1. Ведомственный акт МВД стоит выше чем Закон?

Адвокатская практика забрасывала меня в различные уголки нашей необъятной Родины. В каждом уголке, в каждом городке меня ждало свое видение и свое толкование вроде бы простых на первый взгляд норм права со стороны милиционеров-правоприменителей. Каждая встреча с ними преподносила что то новое, иногда смешное, иногда грустное, а иногда просто абсурдное.

Удивляться этому «новому», иногда просто невообразимому толкованию норм права, я перестал, когда был еще студентом, и работал у отца помощником адвоката.

Однако с тем, с чем мне пришлось столкнуть в Белыничском РОВД при рассмотрении вроде бы банального дела об административном правонарушении, заставляет задуматься – как можно настолько каверкать нормы права и так их применять?

Свидетель опрашивает свидетеля по делу об административном правонарушении, исходя из рапортов инспектор М совместно с этим же инспектором М нес службу (о чем это свидетельствует судите сами), свидетели находятся в двух местах одновременно, где их опрашивает инспектор, который менее чем за 5 минут перемещается на расстояние около 20 км и начинает опрашивать другого свидетеля, понятые перемещаются во времени и пространстве и участвуют в процессуальном действии за 2,5 и 2 часа до того момента, как они реально включились в административный процесс.

Все это и многое другое Вы прочтете во второй части нашего рассказа.

А здесь мы поговорим о юридической силе нормативных правовых актов и о том новшестве, что ведомственный акт МВД (для служебного пользования) имеет большую юридическую силу чем, в первую очередь, Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». В ходе рассказа мы затронем соотношение этого акта МВД и с другими нормативными актами. Но обо всем по порядку.

22 сентября 2016 года я как защитник вместе с гражданином Ш, его супругой зашли в здание Белыничского РОВД для рассмотрения Вриод начальником ОГАИ дел об административных правонарушений в отношении гражданина Ш.

Для полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела об административном правонарушении мной было подготовлено уведомление на имя Вриод начальника ОГАИ о том, что в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении будет применяться аудиозапись со ссылками на соответствующие нормы права

Зная местные нравы (от клиента узнал, что в здание Белыничского РОВД запрещается проносить мобильные и звукозаписывающие телефоны) я подготовил соответствующую памятку сотрудникам милиции, почему адвокат вправе проносить в здание РОВД мобильный телефон и звукозаписывающее устройство со ссылками на конкретные нормы права, закрепленные в Конституции Республики Беларусь, Законе Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», Законе «Об ОВД», Законе «Об информации, информатизации и защите информации», Закона «О борьбе с коррупцией» и т.д.

На входе в здание дежуривший там сотрудник милиции сразу же нас остановил и потребовал сдать мобильные телефоны в камеру хранения.

Мной было предъявлено удостоверение адвоката и вышеуказанная памятка со ссылками на НПА, а также уведомление о проведение аудиозаписи хода рассмотрения дела.

После этого был вызван дежурный по Белыничскому РОВД майор милиции, который взял мою памятку и уведомление и удалился (видимо совещаться с руководством).

Вернувшись минут через 10 мне было объявлено следующее:

  1. Мне запрещается проносить в здание Белыничского РОВД мобильный телефон и любое другое записывающее устройство на основании некого внутреннего ДСП-щного приказа Министра МВД.
  2. Мне запрещается ведение аудиозаписи хода и процесса рассмотрения дела об административном правонарушении.

 Запрет на пронос в здание мобильного телефона и другого записывающего устройства

Я с ним категорически не согласился и, понимая, что с этими товарищами в погонах устный спор бесполезен, им сверху довели приказ и они его исполняют, не анализируя, а вообще законен ли он сразу же в письменном виде оформил свое «возмущение» произошедшим в книге замечаний и предложений. В частности, мной было указано, что подобный запрет противоречит Закону Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» и препятствует мне как адвокату выполнять свою профессиональную деятельность.

Недавно мной был получен такой ответ:

 

14620062_1185223041549346_770296279_n

Другого ответа я, в принципе, и не ожидал от этих лиц в погонах. Проанализируем его.

  В соответствии с ч.2 ст. 16 Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» (далее – Закон об адвокатуре), запрещаются вмешательство в профессиональную деятельность адвоката, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом.

В статье 17 вышеуказанного Закона говорится, что адвокат имеет право применять в своей профессиональной деятельности технические средства (компьютеры, видео- и звукозаписывающую аппаратуру, фото- и киноаппаратуру, множительную и иную технику) с учетом требований, установленных процессуальным законодательством.

В соответствии с ч.2 ст.1.1 ПИКоАП, ПИКоАП является единственным законом, устанавливающим порядок административного процесса, действующим на территории Республики Беларусь. Нормы других законодательных актов, устанавливающих порядок административного процесса, права и обязанности его участников, подлежат включению в ПИКоАП.

Обращаю внимание, что ни одна статья в ПИКоАП не содержат прямого запрета на проведение аудио-видео записи защитником или иным участником административного процесса самостоятельно.

Таким образом, адвокат, исходя из Закона об адвокатуре и норм ПИКоАП, имеет полное право использовать в своей деятельности (в нашем случае – при осуществлении защиты по делу об административном правонарушении в ходе рассмотрения) видео – и звукозаписывающую технику, а тем более имеет полное право ее проносить в здание РОВД для использования с этой целью.

Указанный в ответе ведомственный нормативный акт МВД с грифом «ДСП», устанавливающий запрет на внос в здания ОВД аудио и видеозаписывающих устройств, не является законодательным актом, устанавливающим порядок административного процесса. Это внутренний документ этого ведомства и он никоим образом не должен влиять на нормальное ведение административного процесса и не должен никоим образом ограничивать права участников административного процесса.

Однако в реальности данный акт противоречит ст.17 Закона об адвокатуре и препятствует адвокату осуществлять свою профессиональную деятельность по защите граждан.

 В соответствии с ч.4 ст.10 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» законы, декреты, указы имеют большую юридическую силу по отношению к постановлениям палат Парламента — Национального собрания Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь, Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, актам Генерального прокурора Республики Беларусь и иным нормативным правовым актам (к которым и относится данный ведомственный нормативный акт МВД Республики Беларусь).

Таким образом, в данной ситуации норма ст.17 Закона об адвокатуре, состоящая в прямом противоречии с данным ведомственным актом, имела большую юридическую силу и именно она подлежала применению.

Каким еще нормативным правовым актам противоречит этот ДСП-шный ведомственный документ МВД?

А список достаточно обширный:

  1. Статья 34 Конституции Республики БеларусьГражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.
  1. Статья 5 Закона Республики Беларусь 17 июля 2007 г. N 263-З «Об органах внутренних дел», исходя из которой следует, что деятельность ОВД является гласной и открытой для граждан в той мере, в какой не противоречит законодательству о госсекретах и гостайне.
  2. Согласно ст.16 Закона Республики Беларусь «Об информации, информатизации и защите информации» от 10 ноября 2008 г. № 455-З, информация о деятельности государственных органов, в том числе и деятельность инспектора, начальника, заместителя начальника ОГАИ, относится к общедоступной.
  3. Статья 5 Закона «О борьбе с коррупцией» от 20 июля 2006 г. № 165-З «Система мер борьбы с коррупцией», согласно которой одной из мер по борьбе с коррупцией является:обеспечения гласности в деятельности государственных должностных и приравненных к ним лиц, если иное не предусмотрено законодательством Республики Беларусь;

Таким образом, не только я, как адвокат, но и любой гражданин Республики Беларусь при применении данного акта МВД лишен права при ведении в отношении него административного процесса вести аудио-видеозапись, то есть идет нарушение статьи 34 Конституции (право гражданина на получение (в том в том числе и посредством аудиозаписи), хранение информации о деятельности государственных органов. Любой ОВД относится к государственному органу Республики Беларусь, а рассмотрение дела об административном правонарушении начальником\зам.начальника ОГАИ является его деятельностью), норм всех вышеперечисленных Законов, которые регламентируют гласность деятельности гос.органов (в том числе и ОВД).

Но что есть эти нарушения Основного Закона нашего государства и других НПА, стоящих на порядок выше этого ДСП-шного акта МВД, по сравнению с разгневанным начальством в погонах, если оно узнает, что кто то пронес в здание ОВД мобильный телефон или диктофон с целью осуществления либо своей профессиональной деятельности либо для защиты своих прав? Ответ Вы знаете сами.

 Запрет на ведение аудиозаписи хода и процесса рассмотрения дела об административном правонарушении

Также правоприменителями Белыничского РОВД мне было запрещено не только проносить в здание ОВД мобильный телефон или другое записывающие устройство, но и вести аудиозапись процесса рассмотрения дела.

Здесь доблестные правоприменители сделали ссылку на ч.1 ст.10.4 ПИКоАП (по решению должностного лица органа, ведущего административный процесс, а также по ходатайству участников административного процесса могут применяться звуко- и видеозапись, кино- и фотосъемка, использоваться научно обоснованные способы обнаружения, фиксации и изъятия следов административного правонарушения и вещественных доказательств).

Однако даже здесь они не смогли обосновать свою позицию, говоря лишь то, что «согласно этой норме ТОЛЬКО мы решаем, будет или не будет вестись аудиозапись». Однако данный тезис является в корне неверным, основанным на неправильном толковании нормы права и явно свидетельствует о пороке логики у данных правоприменителей. Этот вывод относится не только к Белыничам.

Ч.1 ст.10.4 ПИКоАП применяется ТОЛЬКО в том случае, если само должностное лицо принимает решение о ведении аудиозаписи, либо о применении аудио-видео записи ИМЕННО со стороны органа, ведущего административный процесс ходатайствует участник административного процесса.

Нормы ПИКоАП не содержат прямого запрета на проведение аудио-видео записи САМИМ участником административного процесса самостоятельно.

Право на ведение аудио-видеозаписи в ходе ведения административного процесса, как уже было отмечено выше, вытекает из ст.17 Закона об адвокатуре (для защитников — адвокатов), и ст.34 Конституции (для граждан).

Эта ситуация не единичная. Однако людям в погонах надо помнить о юридической силе нормативных актов и о том, что далеко не всегда приказ их Министра соответствует действующему законодательству и не противоречит ему.

Эта ситуация не останется просто так. Присланное решение будет обжаловано и дело будет доведено до логического конца. Информирование будет своевременным.

А про остальные сказочные события, произошедшие в ОГАИ Белыничского РОВД читайте в нашем следующем материале.

 

Адвокат Латышев П.С., магистр юридических наук

http://advokat-latyshev.by

Рубрики:
1452