Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

МИХАИЛ КИРИЛЮК: Свою позицию перед госорганами отстаивать нужно всегда

По статистике, в кризис увеличивается количество ликвидаций, банкротств компаний и сопряженных с этим услуг. «Юркаталог» побеседовал с антикризисным управляющим, руководителем юридической фирмы «МК-Консалтинг» Михаилом Кирилюком и выяснил, прибавилось ли дел в связи с кризисом, какие самые распространенные причины банкротства, что делать, если за дело никто из управляющих не хочет браться, как формируется вознаграждение антикризисного управляющего, в каких случаях суд назначает санацию, когда  можно привлечь учредителя предприятия-банкрота к субсидиарной ответственности и кто это может делать, а также многое другое.

Михаил Кирилюк

Михаил Кирилюк

 – Расскажите, почему выбрали профессию юриста в свое время?

– Это произошло случайно. В 17 лет не было преставления ни о юридической профессии, ни о каких-то других вариантах. Я, скорее, выбрал институт для поступления по принципу куда проще сдавать экзамены. На тот момент показалось проще попасть в Нархоз. Глядя на средний балл, выбрал юридический факультет. Теперь считаю, что мне повезло – я с первого дня работы занимаюсь любимым делом.

На 4 курсе начал работать в юридической фирме с Инной Шашок – юристом, антикризисным управляющим. На пятом курсе устроился к антикризисному управляющему «ДжиЭс плюс». Там руководителем был Сергей Хвостович. Проработал я у него недолго, но за это время много почерпнул. На мой взгляд, он один из лучших антикризисных управляющих по банкротству в Беларуси. Благодарен ему за определенные навыки отношения к жизни и к работе, которые удалось у него перенять.

– Как дальше Ваша профессиональная судьба развивалась?

– После пятого курса устроился на работу в юридическую фирму «Юрлайнконсалт», которой руководит Вадим Гузаревич. Поработал там порядка года – занимался регистрацией, ликвидацией, подачей документов в суды и прочими стандартизированными процессными услугами, где нужно было совершить определенный алгоритм действий.

В «Юрлайнконсалте» был хорошо налажен менеджмент работы с юристами – организованы бизнес-процессы, у каждого юриста была своя стандартизированная роль по инструкции, чего он должен делать, чего не должен, как должен вести себя в 1000 ситуаций, которые возникают в работе. Когда стал работать самостоятельно, по-настоящему оценил и благодарен за то, что мне там показали и привили процессный подход – именно организацию работы над заказом на оказание юридической услуги как цепочки взаимодействия нескольких юристов, бухгалтера, работника госорганов, каких-то внешних консультантов.

После этого я работал около года под руководством индивидуального предпринимателя Светланы Шиян. И в 2008 году вместе с партнером Дмитрием Лобазинским открыл юридическую фирму «Надежный выбор».

– А как появилась компания «МК-Консалтинг»?

– Через несколько лет работы у моего партнера появились другие планы. Сейчас он в Москве, в том числе и с нами сотрудничает. Соответственно, фирма «Надежный выбор» перестала оказывать юридические услуги, и я зарегистрировал в 2010 году «МК-Консалтинг».

На тот момент я получил аттестат управляющего по банкротству, было большое желание заниматься антикризисным управлением. Получил лицензию – тогда еще лицензировалось антикризисное управление. И начал получать первые дела по банкротству.

– Чем Вас привлекло антикризисное управление?

– Одно из первых мест работы было связано с антикризисным управлением, и тема банкротства была интересна. Потом в процессе оказания юридических услуг столкнулся с тем, что очень маленький процент юристов понимают суть процедуры банкротства и представляют, как с ней работать и с какой стороны подойти. Представлялось, что эта связка – компания, которая оказывает юридические услуги, плюс управляющий по банкротству – будет хорошей и сильной.

– Так и получилось?

– Сейчас деятельность управляющего по банкротству не такой большой процент времени занимает, как раньше. Сейчас 70% времени занимает оказание юридических услуг, 30% – банкротство.

– И даже в кризис не прибавилось?

– Работы, конечно, прибавилось, но увеличилось количество игроков. Если в 2008 году очень мало компаний, которые занимаются антикризисным управлением, давали рекламу, то сейчас есть несколько десятков ликвидаторов, управляющих, которые активно рекламируются. Конкуренция стала повыше. Всего на сайте bankrot.gov.by зарегистрировано порядка 200 организаций и предпринимателей, которые занимаются антикризисным управлением, и «МК-Консалтинг» в общем рейтинге, который ведет Департамент по санации и банкротству, занимает двенадцатое место http://bankrot.gov.by/ManagersItem.aspx?ManagerId=148#!/rating/.

По поводу того, стало ли больше предприятий-банкротов.  Их каждый год становится больше – каждый год количество обращений в суд по банкротствам увеличивается. Хотя бы потому, что правопонимание бизнесменов растет. Они все чаще прибегают к процедуре банкротства, не затягивая до последней стадии, когда уже не видят невозможности рассчитаться с кредиторами.

Ведь чем раньше произошло обращение к ликвидатору, тем больше шансов для максимального удовлетворения требований кредиторов. Соответственно, благополучного завершения этой процедуры для должника.

– Сколько, на Ваш взгляд, в Беларуси высококвалифицированных антикризисных управляющих?

– Сколько их всего в Беларуси, я не знаю. Но с десяток могу назвать тех, с кем мне приходилось работать и кого я могу назвать высококвалифицированными.

– Прибавилось ли обращений, связанных с кризисом?

– Чтобы давать четкий ответ, нужно вести статистику. Звонки идут достаточно активно. Но я больше связываю это с тем, что в конце года люди свели годовой баланс, посмотрели на финансовый результат и решили, как минимум, проконсультироваться у управляющего, а, возможно, и воспользоваться его помощью.

Таких звонков, что «я импортер, в связи с девальвацией хочу прекращать работать», не было. Но, может быть, просто потому, что люди в первой беседе не хотят это обозначать.

– Из каких сфер чаще всего звонят?

– Вот в январе почему-то увеличилось количество звонков от розницы и общепита. Хотя раньше от них не так часто звонки шли.

А вообще закрываются фирмы, так же как и открываются, – из любых сфер: и строительство, и оптовая торговля, и оказание услуг. Это касается и индивидуальных предпринимателей, и каких-то производственных предприятий. Как правило, если у нас по статистике в Беларуси больше фирм создано, которые занимаются оптовой торговлей, то и среди тех, которые закрываются, будет больше тех, кто занимается оптовой торговлей.

Сказать, что какая-то отрасль просела и начали активно звонить, пока не могу.

– Какие самые распространенные причины банкротства компаний?

– Плохой менеджмент, неумение просчитать кредитную нагрузку, невзысканная дебиторская задолженность. Также как отдельную причину банкротства можно отметить недостачи. Лизинговых компаний очень много среди кредиторов фирм-банкротов.

Есть отдельная категория,  когда ликвидация вызвана доначислением штрафов и санкций по результатам актов проверки.  Есть примеры, когда наши юристы успешно обжаловали такие акты проверки и значительно уменьшали суммы доначисления. Был пример, когда налоговая неправомерно применила расчетный метод расчета налогов. Действия налоговой мы оспорили, затем проверка была проведена обычным методом, и в результате сумма налогов от нескольких миллиардов уменьшилась до 200 млн. Это опять же говорит, что свою позицию отстаивать нужно всегда, даже в спорах с налоговыми органами, с которыми, почему-то, по мнению большинства белорусских бизнесменов, спорить бесполезно.

Отдельная категория, когда налоговая выявляет в деятельности фирмы сделки со структурами, которые отнесены в реестр фирм с повышенным риском совершения преступления в экономической сфере. Тут у меня как у управляющего по банкротству есть мнение, которое пока не совпадает с мнением официальных госорганов.

Последняя судебная практика, к сожалению, говорит, что даже если на момент сделки, к примеру, в 2010 году, компании контрагента не было в реестре, затем в 2014 году эта компания по каким-то причинам в реестр попала, налоговая, тем не менее, проверяет эти сделки усиленно. И если контрагент не дает объяснений либо дает объяснения, которые не устраивают налоговую инспекцию, эта сделка признается недействительной. И весь оборот, который был по ней, облагается дополнительно НДС и налогом на прибыль, что ведет к доначислению космических санкций. Такая судебная практика вызывает дополнительные основания для банкротства.

Получается, даже заглянув в реестр предприятий с повышенным риском и не найдя там контрагента, заключив с ним сделку, ты не застрахован, что в будущем твою сделку с ним не обложат дополнительным налогом.

– Дайте совет, как правильно выбирать антикризисного управляющего. Кто вообще выбирает?

– Подать заявление о банкротстве может и сам должник, и кредитор. Соответственно, тот, кто подает заявление о банкротстве, прилагает к нему ходатайство о назначении управляющего по банкротству с указанием не менее трех кандидатур.

Суд уже выбирает из них, исходя из того, что управляющий должен пользоваться доверием суда, то есть судьи, который будет вести это дело. Соответственно, если управляющий по банкротству уже вел дела о банкротстве под контролем данного судьи и его работа не вызвала нареканий, то у этого управляющего больше шансов. Кроме того, учитывается загруженность управляющего – количество дел в производстве, факты привлечения его к административной ответственности, количество работников, категория аттестата.

– Что делать, если никто из управляющих не хочет браться за дело?

– Вопрос в том, это заявление должника или кредитора. Должник в любом случае обязан в течение месяца подать заявление о банкротстве, и никого не волнует, что управляющие не хотят с его делом работать. Если он хочет подойти к вопросу формально, могу рекомендовать взять любые три фамилии или названия юрлица из реестра сведений о банкротстве, указать их в заявлении и подать это заявление в экономический суд. Если все три управляющих напишут судье, что они не хотят работать по этому делу, то обычно суд не возбуждает такие дела о банкротстве. Но обязанность должника будет выполнена.

Если же задача – возбудить дело о банкротстве, тогда совет такой – искать среди юридических компаний, которые занимаются сопровождением процедур банкротства, и среди управляющих по банкротству того, кто согласится быть назначенным на это дело.

По моему опыту, если предприятие реально неплатежеспособно, оно в любом случае найдет своего управляющего. Порог неплатежеспособности у нас 100 базовых, то есть 18 млн руб. и 1 рубль на сегодня. Если есть такая кредиторская задолженность и нет имущества, которое позволяет его погасить, уже можно говорить об основании для возбуждения дела о банкротстве. Если же сумма кредиторской задолженности меньше этой суммы, то любой предприниматель может преодолеть себя, сесть за стол переговоров с кредиторами, найти общий язык, попросить рассрочку, чтобы, не обходясь формальной процедурой просто погасить эту задолженность, если не единовременно, то в течение какого-то периода.

– Как формируется вознаграждение антикризисного управляющего – кто и когда платит?

– Вознаграждение антикризисного управляющего рассчитывается в соответствии с формулой, которая установлена постановлением Министерства экономики. На сегодня это одна базовая величина в день, или 5,4 млн руб. в месяц.

Это вознаграждение выплачивается из имущества должника. Если у должника нет имущества, это вознаграждение управляющему выплачено не будет. Ему будут компенсированы средства из бюджета государства в размере 15 базовых. Таких дел тоже достаточно.

Если взять средний срок проведения дела о банкротстве, 6 месяцев, то вознаграждение управляющего за этот период может составлять на сегодня 32,4 млн. Это один из материальных стимулов для управляющих, когда ему передают дело без имущества, чтобы внимательно анализировать документы и искать – возможно, в прошлом были сделки, добившись признания которых недействительными, можно вернуть имущество в конкурсную массу и таким образом обеспечить и погашение требований кредиторов, и выплату вознаграждения управляющего.

– В каких случаях суд назначает санацию, и как часто это происходит?

– На моей памяти не часто. То, что я видел, касалось государственных предприятий, потому что было политическое решение это предприятие не закрывать, а любой ценой реанимировать.

Я, например, ни разу не вел предприятия в стадии санации и не стремлюсь. Считаю, у меня пока не хватает опыта и квалификации, и моя бизнес-модель не предусматривает процедуру санации.

У нас большая часть управляющих по банкротству, и я в том числе, – это управляющие-юристы, которые нацелены на процедуру ликвидации, то есть провести ее соответствующим образом, соблюсти все положенные формальности и закрыть предприятие. Я могу провести ликвидацию производственного предприятия, не имея представления, как работает это производство – мне нужно распродать имущество, взыскать дебиторскую задолженность и распределить средства в соответствии с законом.

Там, где речь идет о санации, имеется в виду восстановление платежеспособности. И тут даже больше нужен не юрист, а управленец, который связан со сферой, где работает данное предприятие, он должен иметь представление, как вести успешный бизнес в этой сфере. Думаю, людей, которые могут санировать предприятие, единицы.

У нас, как правило, мероприятия по санации проводят сами собственники либо привлекают наемных консультантов. Официальную же процедуру санации задействуют довольно редко.

– А как происходит погашение требований в процедуре банкротства?

– Сначала выплачиваются внеочередные платежи – это вознаграждение управляющим и судебные издержки. Затем, в первую очередь, происходит возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью граждан – практически никогда не выплачивается, поскольку таких требований почти не возникает.

Вторая очередь – это заработные платы и все связанные с ними выплаты. На практике процент погашения по зарплате самый высокий. В первую очередь потому, что если есть какие-то деньги на предприятии, то в отсутствии первой очереди они будут направляться на вторую – погашение зарплаты. Опять же к тем делам, в которых есть вторая очередь – заработная плата, повышенное внимание со стороны контролирующих органов, судей.

Далее третья очередь. Это платежи в бюджет, которые гасятся после выплаты полностью всей зарплаты. Затем идет четвертая очередь – требования, обеспеченные залогом имущества. Чаще всего в этой очереди банки, но сюда может попасть и любой предприниматель, если его требования обеспечены каким-то залогом. Пятая очередь – это все остальные.

Опять же вероятность погашения конкретной очереди зависит от того, есть ли у данного предприятия требования кредиторов более высокой очереди. Если у предприятия есть задолженность только перед поставщиками, но задолженности по зарплате нет, бухучет велся хорошо, санкций перед бюджетом нет, кредиты не брались, соответственно, четвертой очереди нет, тогда все средства, которые поступят, будут гасить пятую очередь.

– В каких случаях можно привлечь учредителя предприятия-банкрота к субсидиарной ответственности?

– Учредителя привлечь к субсидиарной ответственности – скорее, исключение, чем правило. Чаще к субсидиарной ответственности привлекают директора. В редакции закона о банкротстве следующая формулировка: «к субсидиарной ответственности привлекается должностное лицо – директор, учредитель, ликвидатор и иное должностное лицо в том случае, если доказано, что его действиями вызвано банкротство организации».

В белорусском законодательстве очень мало действий, которые должен одобрить своей подписью учредитель. Как правило, учредители, даже если принимают участие в руководстве, то формально это никак не фиксируется.

Соответственно, в деле о банкротстве почти всегда есть доказательства, что решение принимал директор, и практически никогда нет доказательств, что какие-то решения принимал учредитель. Исключение – кредит банка, тогда банк требует для выдачи кредита одобрения его общим собранием участников. В этом случае можно привлечь к ответственности учредителя. Но, в основном, наши суды идут по линии привлечения к субсидиарной ответственности директора.

– Кто может быть инициатором, чтобы привлекать учредителя?

Как правило, инициаторами являются кредиторы. А в роли кредитора может быть предприятие, которому должны денег, банк, налоговая, представители трудового коллектива.

– При привлечении учредителя насколько реально получить деньги. Как в практике — учредители выплачивают или успевают «слиться»?

– Как когда. Процедура банкротства – длительная процедура ввиду особенностей нашего законодательства. Месяц рассматривается вопрос о принятии заявления о банкротстве. Два месяца идет прием требований кредиторов. Потом назначается первое общее собрание.

Как правило, с момента возбуждения дела о банкротстве до того момента, когда встает вопрос, есть ли основания для привлечения к субсидиарной ответственности, проходит три-шесть месяцев. Соответственно, за этот период, если бывшее должностное лицо, зная за собой какие-то нарушения, проконсультировалось с юристами, то оно вполне имеет время, чтобы продать все свое имущество и предстать перед судом абсолютно не имущим гражданином.

– Каким образом от этого застраховаться?

– В действующей судебной практике не знаю. Наверное, когда судьи станут более активно принимать меру обеспечения таких исковых требований, как арест имущества, арест счетов, тогда эта проблема может быть решена. На сегодня судьи очень неохотно принимают такие обеспечительные меры и требуют доказательства намерения того, что непринятие этих мер повлечет невозможность выплат. А какие у добросовестных кредиторов могут быть доказательства? То, что человек не отвечает на звонки месяц, покинул свой юридический адрес и, например, не платит уже трем-четырем своим кредиторам. Судьи не принимают это как аргумент.

Банальный совет – проверять на стадии заключения контракта, на стадии исполнения контракта платежеспособность контрагента либо самостоятельно, либо с привлечением каких-то еще лиц.

Кроме того, если есть сомнения в платежеспособности должника, можно заключить договор залога либо поручительства, который бы обеспечивал исполнение основного обязательства за счет имущества компании (третьих лиц), либо личного имущества директора (учредителя). Так в случае неплатежеспособности у кредитора будет еще один возможный источник погашения долга либо его требования перейдут из пятой очереди в четвертую.

К слову, на моей практике далеко не все учредители, которых привлекали к субсидиарной ответственности, имели возможность избавиться от всего имущества. Поэтому если кредитор считает, что такое основание есть, то, безусловно, его право заявление о привлечении к субсидиарной ответственности подавать. Хотя бы потому, что бывают случаи, когда размер субсидиарной ответственности не настолько велик, как велики будут неудобства и проблемы, связанные с переоформлением большого количества документов или активов на третьих лиц.

– Есть какие-то дополнительные меры воздействия на учредителя банкротящейся компании, чтобы получить свои деньги?

– Есть уголовная ответственность. Но, как говорят сами работники правоохранительных органов, дела по этим статьям возбуждаются трудно и редко. Надо доказать, что человек умышленно довел предприятие до банкротства. А это доказать объективно сложно, потому что, как правило, при попадании в такую ситуацию человек утверждает, что он никакого такого умысла не имел. Тем не менее, редко, но есть примеры, когда уголовные дела в рамках дел о банкротстве возбуждаются и должностные лица привлекаются к ответственности.

В любом случае, каждый управляющий, если он обнаружил в действиях должностных лиц должника признаки каких-то преступных действий, обязан сообщить об этом в правоохранительные органы.

Другое дело, что часто кредиторы считают управляющего по банкротству чем-то вроде ясновидящего и подходят к делу так, что «вы же управляющий, вы должны сами найти, за что его привлечь к ответственности». Хотя довольно сложно разобраться в документации и в бухгалтерии предприятия. Зачастую бухгалтерский учет и документы находятся в хаосе даже не из-за чьего-то злого умысла. Как правило, последние три – пять месяцев  в предбанкротном состоянии директору не до качества ведения бухучета.

Поэтому если кредиторы имеют сведения, что были совершены какие-то неправомерные сделки со стороны бывшего руководства должника, а очень часто кредиторы об этом знают, то есть смысл сообщать об этом управляющему.

– В каких случаях сделки в процедуре банкротства признаются недействительными?

– В рамках процедуры банкротства могут быть признаны недействительными очень многие сделки, если они ведут к преимущественному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими либо продаже имущества по заниженной стоимости, либо выводу активов каким-то другим способом. Следует отметить, что суды в таких спорах в последнее время все чаще становятся на сторону защиты интересов предприятия – банкрота и его кредиторов.

Совершенно недавно по нашему иску была признана недействительной сделка по продаже имущества одному из кредиторов на сумму более 3,4 млрд рублей незадолго до возбуждения процедуры банкротства. http://likvidation.by/new_page_1500_43/. Денежные средства от реализации данного имущества будут направлены на погашение требований кредиторов.

Информация, необходимая для подготовки данного иска, была предоставлена одним из кредиторов. Соответственно, работать с управляющим – в интересах каждого кредитора.

 

Беседовала Анастасия КУЗЬМИНА,

при участии Ильи ЛАТЫШЕВА, «Юркаталог»

2180