Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

АЛЕКСАНДР БОНДАРЬ: Чтобы рассказывать свои тайны, тебе должны верить!

«Мы для себя решили пойти по принципиально новому пути развития и пытались выстроить фирму как некую бизнес-модель. Отошли от многих принципов оказания услуг, которыми пользовались в рамках «Бизнесконсалта». О том, как формировалась фирма «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий», о ее нововведениях, о качествах успешного юриста, о любимых делах и нелюбимой рутине, о том, что молодому юристу нужно для достижения успеха, рассказывает управляющий партнер юридической фирмы «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий» Александр Бондарь.

Александр Бондарь

Александр Бондарь

– Кто в Вашем понимании идеальный юрист?

Мы сейчас говорим о бизнес-юристах, потому что эту категорию представляем…

Идеальный бизнес-юрист должен сделать несколько вещей. Первое – это дать такую консультацию, которая предотвратит в будущем споры. Если спор уже возник, то разрешить его максимально благоприятно для клиента, соблюдая правила профессиональной этики юриста. Безусловно, юрист должен руководствоваться экономическими интересами клиента: если спор не нужно доводить до определенной стадии и из этого клиент получит выгоду, то значит, его не нужно доводить. Если, наоборот, нужно всеми силами стараться этот спор разрешить, нужно это делать.

Всегда нужно исходить из конечного экономического результата для клиента. Если клиент сам не пожелает другого.

– Какое идеальное образование в Вашем понимании должно быть у юриста?

Идеальное образование у нас, безусловно, юридическое, поскольку 95 % наших сотрудников и партнеров – выпускники юридического факультета Белорусского государственного университета. Это очень хорошая база.

Еще лучше, когда дополнительно к базовому образованию, которое дают наши университеты, есть юридическое образование какого-то международного образовательного учреждения. Это очень помогает впоследствии в работе по международным сделкам, международным проектам.

– Все говорят, что юрфак не очень хорошую базу английского дает…

Это правда. База английского у выпускников юрфака есть только у тех, у кого она была к окончанию школы и кто ее не потерял во время обучения в университете.

В университете всего три года, насколько я помню, учили языку и давали некие базовые знания в области юридической лексики. А чтобы хорошо говорить, хорошо писать, составлять юридические документы, необходима постоянная практика. Например, в нашей фирме, из-за того что мы постоянно работаем с иностранными клиентами, те, кто знал английский, не теряет этот уровень, а наоборот совершенствует.

Наши юристы ежедневно работают с международными договорами, переводят иностранные судебные решения, пишут и коммуницируют с иностранными клиентами – корреспонденция и переговоры на английском языке. Поэтому та база, которая есть, не растрачивается, а наоборот совершенствуется.

– Где Вы учились?

В БГУ. До этого я закончил Могилевский областной лицей, где было 13 уроков иностранного языка в неделю – оттуда база английского у меня.

– Какое-то зарубежное образование получали?

Я нет. Но у нас есть партнеры и сотрудники, которые дополнительно учились в иностранных учебных заведениях.

– Как строилась Ваша карьера?

В 2001 году пошел работать стажером в юридическую фирму «Бизнесконсалт». Это та фирма, из которой мы, по сути, выросли. Мы с партнером Тимуром Сысуевым, с нашими коллегами Еленой Корнушенко, Анастасией Малаховой и Еленой Селивановой знакомы уже очень давно. И все начинали в «Бизнесконсалте».

Это единственное место, где я работал, начиная от стажера. Сейчас являюсь партнером в фирме «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий» – одной из правопреемников «Бизнесконсалта».

– Никогда не жалели о выбранной профессии?

Нет, абсолютно. Считаю, что профессия юриста тем и интересна, что ты каждый день сталкиваешься с новыми людьми, с новыми вызовами, с новыми проектами. Это работа не скучная. Это не та работа, которая требует постоянного повторения каких-то вещей.

– Как же ежедневная работа с документами?

В любом случае сначала многие младшие юристы берутся на определенный вид работы. Например, кто-то занимается миграционным законодательством, кто-то – только регистрациями. Да, это определенный монотонный труд. Тем не менее, у тебя всегда есть шанс взять другую работу и попробовать себя в какой-либо специализации, если ты проявляешь интерес. Все зависит от человека, от его стремлений и желаний.

– Какие личностные качества важны, чтобы стать успешным юристом?

Любознательность, умение нестандартно мыслить. При этом должна быть определенная самодисциплина и очень большие морально-этические качества. Потому что принадлежность к этой сфере – это прежде всего, как мы любим говорить, настроить фидуциарные отношения между клиентом и юристом, то есть отношения узко доверительные. Чтобы тебе доверяли свои тайны, свои дела, свои проблемы, тебе должны верить. А вера основана на простых человеческих ценностях – честности, уважении, хорошем отношении к людям.

Помимо этих простых человеческих качеств, юрист должен уметь быть настойчивым, упорным – уметь защищать интересы, быть стойким в определенных ситуациях. Но ни в коем случае не грубым, не конфликтным.

– У Вас за 14 лет работы не возникало желания уйти из юриспруденции или сметить юрфирму?

Если и возникло, то это было в минуты слабости. Если человек выбирает какой-то путь и он видит, что это путь его, то уйти из этого пути – означает прогнуться под обстоятельства. Я не жалею, что иду по этому пути, и он приносит мне радость и удовольствие каждый день.

– Почему ушли с Тимуром Сысуевым, а не остались с Игорем Верховодко?

На самом деле, что с Игорем Верховодко, что с Дмитрием Боханом, что с остальными коллегами у нас замечательные отношения. Просто получилось, что мы с Тимуром Валерьевичем очень давно вместе и у нас очень много общего. Долгое время бок о бок в одной комнате работали, у нас стало большое количество и общих клиентов, и общих проектов, и общих интересов, дружба у нас достаточно крепкая возникла, поэтому выбора как такового не было. Мы, наверное, ментально с ним ближе. Поэтому вместе и остались.

Александр Бондарь и Тимур Сысуев

Александр Бондарь и Тимур Сысуев

– Как сказалось разделение на начальном этапе?

Сложно было в какой-то степени. Мы для себя решили пойти по принципиально новому пути развития и пытались выстроить фирму как некую бизнес-модель. Отошли от многих принципов оказания услуг, которыми пользовались в рамках «Бизнесконсалта»: перешли на другую модель развития – на иерархию партнер, старший юрист, юрист, помощник юриста с четким определением обязанностей каждого в рамках этой структуры, с развитием взаимоотношений с клиентом, с разработкой собственного IT-продукта, с установлением контактов с многими партнерскими организациями.

Мы стали правовым партнером Российско-белорусского делового совета при ТПП России, выстроили партнерские отношения с Бизнес-союзом предпринимателей и нанимателей им. Кунявского, с Белорусской торгово-промышленной палатой, с Белорусской автомобильной ассоциацией, с Белорусской Федерацией Футбола и т.д. У нас достаточно большая сеть партнерских организаций в настоящее время, которая позволяет показывать свой профессионализм, с одной стороны. С другой – они способствуют привлечению определенной группы клиентов.

Эта работа, которую мы запланировали на два года, требовала достаточно больших усилий, вложения и денег, и времени в построение команды. Уходя из «Бизнесконсалта», нас было достаточно небольшое количество – 6-8 человек. Сейчас уже у нас 26 человек работает в адвокатском бюро и в юридической фирме.

Глядя на то, что есть сейчас, как по профессионализму сотрудников, по строению бизнес-процессов внутри юридической фирмы, так и по количеству клиентов и выручки, мы видим, что за эти два года очень большую работу проделали. И не зря.

– Про какой IT-продукт Вы говорили?

Достаточно большое количество профессиональных юридических фирм пользуется определенными программными продуктами, которые облегчают им жизнь при ведении учета. Мы для себя разработали программу, которая сочетает биллинговую систему, то есть систему учета рабочего времени с различными уровнями доступа для всех сотрудников. Она интегрирована отдельно с бухгалтерией – мы можем отслеживать в онлайн-режиме все счета, которые выставлены, все часы, которые были потрачены в рамках одного клиента, одного проекта. Можем высчитать стоимость одного сотрудника – какое количество часов реальных он произвел, сколько из этих часов было выставлено, сколько оплачено, какая себестоимость рабочего места. Вплоть до того, что мы можем рассчитать, сколько стоит одна группа, один человек, насколько эффективно работает команда над проектом либо клиентом и т.д.

На этот IT-продукт у нас наложена еще CRM-система – система учета коммуникаций с клиентом, продукты, которые мы производим сами, то есть самые сложные договоры, самые сложные отчеты для клиентов, которые мы пишем. Они все сохраняются в системе, и мы можем этими знаниями пользоваться.

Только на разработку технического задания IT-продукта у нас полгода прошло. Потом еще более полугода он разрабатывался и тестировался. До сих пор мы ведем его доработку в определенных вещах.

– Как формировался партнерский состав?

Получилось так, что у нас с Тимуром Сысуевым под конец работы в «Бизнесконсалте» уже были партнерские отношения. С учетом того количества клиентов, которое  имелось, нам нужен был еще один партнер для развития фирмы. Александр Федорович Храпуцкий в белорусских правовых кругах человек известный, амбициозный. Мы посчитали, что у нас будет определенная синергия в совместном партнерстве, поэтому провели определенные переговоры и договорились об условиях работы.

– Девиз компании – «успех, основанный на знании». Почему именно эта философия?

Потому что мы относим себя к той категории юридических фирм, где работают профессионалы с достаточно большим опытом работы и с достаточно большими знаниями. Четыре наших сотрудника – два партнера и два старших юриста – преподаватели. Тимур Сысуев и Александр Храпуцкий преподают в Белгосуниверситете, Андрей Косов – в МИТСО. Те знания, которые у нас имеются, позволяют достигать клиентам успехов в той сфере, в которой они работают. Мы считаем знание одним из важных качеств юриста.

– У вас еще есть офис в Киеве. Как в связи с последними событиями изменилась его работа?

Когда происходят такие процессы, которые сейчас происходят в Киеве, всегда кто-то что-то начинает продавать, кто-то что-то покупать. Кто-то хочет минимизировать риски, выйти без потерь, взыскать долги либо наоборот не отдавать долги – все это выливается либо в судебные споры, либо в сделки, либо еще в какие-то юридические взаимоотношения.

У нас в Киеве достаточно мало местных локальных клиентов. Основные клиенты там – либо белорусские компании, которые там работают, либо международные компании, с которыми мы работаем и здесь. Поэтому на них в настоящий момент украинский кризис не очень сильно повлиял. Тем не менее, мы ощущаем, что количество работы в Украине процентов на 30–40 возросло. Сейчас офис работает почти на пределе возможностей.

Александр Бондарь– Кто ваши основные клиенты?

Это крупные белорусские частные компании как в сфере торговли нефтепродуктами, так и в сфере строительства и медиамаркета. Международные и иностранные банки, финансовые организации, включая страховые компании и т.д. Мы много работаем именно с белорусскими банками, акционерами которых являются иностранные компании. Это достаточно большие и известные организации, такие как «Кока-Кола», «Дискавери». Большое количество наших клиентов – в сфере торговли автотранспортными средствами.

– Как новых клиентов привлекаете? На что направлен основной маркетинг, кроме использования партнерских отношений?

Это написание статей – у нас от 15 до 20 специализированных статей выходит в месяц как на профессиональные темы, так и в виде ответов на различные правовые вопросы, которые перед нами ставят в неюридических изданиях,  таких как «Аргументы и факты», на интернет-порталах. Это тоже, помимо демонстрации наших знаний и возможностей, способ привлечения клиентов. Видя хорошие знания в узком специализированном вопросе, клиенты по подобным вопросам приходят именно к нам.

Это выступления на форумах и семинарах, которые проводятся как нами самими, так и  сторонними организациями, и нашими партнерами. Где-то три-четыре форума или семинара в месяц, на которые нас приглашают, в которых участвуем.

Достаточно активно мы участвуем в конференциях, посвященных формированию законодательства Евразийского экономического союза. Очень тесно работаем с Евразийской экономической комиссией. Это достаточно ново для наших клиентов, им всегда интересно получить информацию о том, что будет, практически из первых рук. Приглашают точно также на конференции и мероприятия, которые проводят государственные учреждения и организации. Недавно участвовали в семинаре, который Совет республики организовывал. Участвуем в мероприятиях, которые проводит Министерство экономики, Торгово-промышленная палата. За последнее время проводили презентации инвестиционных возможностей Республики Беларусь в мероприятиях, организуемых Министерством экономики, Торгово-промышленной палатой, рядом посольств Республики Беларуси за пределами страны. Так, проводили презентации во Франции, в Ассоциации предпринимателей MEDEF, в Испании – в Мадриде, в Барселоне, в Хельсинки, в конце прошлого года – в Киеве.

– Вы говорили про Евразийское сообщество. В Беларуси с опаской относятся к этим правилам. Насколько это перспективная, на Ваш взгляд, дорога для нашей страны?

Я бы не оценивал с точки зрения перспективности или не перспективности. Это уже существующая реальность. Договор подписан, с 1 января он вступит в силу – хотим мы этого или не хотим.

Мы будем жить в новых реалиях, поэтому задача каждого юриста, который будет работать здесь 1 января 2015 года, – знать законодательство о Евразийском экономическом союзе. Иначе невозможно осуществлять никакие международные сделки.

– Есть какие-то дела в Вашей практике, которыми Вы гордитесь?

Что у юриста является оценкой того труда, который он совершил? Самая главная вещь – это удовлетворенность от завершения процесса. Как у любого художника: он завершил картину, вот она висит, он гордится, что создал шедевр. Точно также у юриста: есть работа, которую он завершил, она принесла результат клиенту, он гордится и рад, что эту работу сделал.

У нас были уникальные споры в свое время, которые до нас никто не вел. Были какие-то вещи, где мы тоже первопроходцами выступали. Были большие споры или сделки на многие миллионы долларов. Но были также и мелкие работы по сумме или еще по чем-то, которые вызывали такие же положительные эмоции. Поэтому я бы сказал так: каждая качественно законченная работа – это гордость для юриста, потому что она имеет четко выраженный результат как для него, так и для клиента в первую очередь.

Помню один период – где-то с 2004 по 2008 год, когда наш клиент «Атлант-М» активно продвигался в России и Украине. Я вспоминаю этот период с чувством благодарности клиенту, с которым мы вместе сопроводили несколько десятков международных сделок в сфере приобретения как автомобильных бизнесов, так и объектов недвижимости, земельных участков. В России – от Москвы до Омска. В Украине – в Киеве, в Одессе, в Симферополе и Днепропетровске. Многими из этих сделок можно гордиться.

– Есть что-то в Вашей работе, что Вы не любите?

Самое нелюбимое у любого юриста, и у меня в том числе, – это составление отчетов, которые мы должны делать. С учетом того, что на мне лежат определенные административные функции, соответственно, часть вот такой вот административной бумажной работы, которую необходимо делать, – сведение реестра, счетов и актов, контроль за своевременной оплатой  и получением денег от клиентов. Это, безусловно, не самая любимая часть работы, но ее нужно делать для нормального функционирования фирмы. И делать каждый день.

– На Ваш взгляд, юристу в Беларуси проще жить, нежели простому обывателю? Ведь юрист знает законы, свои права и обязанности.

Сложный вопрос. Зачастую, как и в любой профессии, сапожник может оказаться без сапог.

На самом деле не думаю, что легче или сложнее. Каждый юрист специализируется в определенной отрасли. Мы специализируемся в бизнес-отрасли. Зарегистрировать компанию я могу быстрее, чем любой обыватель. Какой-то вопрос по международному договору также могу быстрее рассмотреть.

В плане гражданского законодательства – какие административные процедуры по получению справок в ЖЭСе либо в исполкоме, я об этом ничего не знаю и не считаю необходимым знать. Есть специализированные юристы, которые должны об этом рассказывать. Точно так же, как врач не может быть одновременно и дантистом, и проктологом. Кто-то в одной сфере лучше разбирается, а кто-то в другой.

Александр Бондарь– Когда работаешь с людьми, достаточно много времени нужно, чтобы понять суть человека. Что нужно делать, чтобы лучше и быстрее узнать человека?

Первое правило в общении с клиентами – то, чему мы и учим своих сотрудников, – меньше говорить и больше слушать.

С радостью мало кто приходит. Обычно – с рабочей бизнес-задачей либо с проблемой. И в том, и в другом случае клиент должен выговориться и рассказать, чего он реально хочет. Слушая 80 % общения, можно достаточно хорошо узнать клиента, понять его нужду. В оставшиеся 20 % времени предложить какое-то решение или рассказать, каким образом будет строиться дальнейшая работа. В этом плане работа юриста зачастую очень похожа на работу психолога.

– А касательно сотрудников…

Сотрудникам достаточно сложно работать напрямую с клиентами. У нас, например, только старшие юристы или партнеры напрямую общаются с клиентами – это жесткое правило. Мы достаточно редко даем контакт заказчика – собственника или директора – юристу или младшему юристу. Потому что можно неловким словом, неправильным мейлом, который ничего под собой не будет иметь, обидеть человека либо ему покажется, что ответ грубый либо обращение грубое.

Общению с клиентом нужно учиться несколько лет. Только когда мы четко уверены, что наши сотрудники уже этот навык имеют, общались с другими сотрудниками клиента, мы видим, что они вежливы, что они могут адекватно оценивать ситуацию, не идти на провокации, то есть сохранять спокойствие, рассудок, предлагать решение, а не идти на поводу истерики, тогда только даем возможность напрямую общаться.

– Какой бы Вы совет дали молодым юристам, которые только начинают работать?

Работать. Молодые юристы должны много работать. Ведь какое бы образование ни дал университет, единственное, где можно понять специфику юридической работы, – это только на практике. Поэтому молодой юрист должен как можно больше работать и не требовать большой оплаты, потому что не за что еще.

Если он действительно решит посвятить себя этой работе, не требовать быстрой отдачи, потому что в профессии юриста быстрой отдачи не бывает. Ее можно ждать лет через десять, потому что только за это время ты можешь научиться всему тому, что ценится в этой профессии – стать признанным уважаемым человеком, качественно оказывать помощь клиенту, понимать его бизнес, понимать, что ему нужно.

Понимать не только тот вопрос, который тебе непосредственно задают, но и все налоговые и финансовые последствия, которые этот вопрос за собой влечет. Молодой же юрист может дать ответ на вопрос, но не продумать за клиента, что он за собой повлечет. Клиент совету последует, а у него в общем итоге какие-то последствия негативные будут.

– Как, на Ваш взгляд, поступать лучше – открывать свою небольшую фирму или идти к маститому юристу и стараться стать партнером у него?

Тяжело давать здесь совет. Каждый должен для себя сам решить. Вопрос только в том, чего хочет человек. Если он хочет состояться в профессии, то без наставника, который даст интересное дело, проконтролирует и научит, будет тяжело. Учиться на своих ошибках достаточно сложно. Любому начинающему юристу, который хочет состояться в профессии как адвокат или бизнес-юрист и т.д., безусловно, нужно пройти школу юридической фирмы либо адвокатского бюро. Только там он получит определенную практику и оценку своим знаниям и не совершит многих ошибок, которые мог бы совершить, если бы работал один.

Наверняка есть уникумы и отчаянные люди, которые готовы самостоятельно работать и так и делают. Это их путь. Он тяжелый. Можно только уважать человека, который его выбрал и у него получилось. Я пока таких примеров очень мало видел.

– Но видели?

Видел.

– Кто?

Не скажу.

– Какие планы на будущее у «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий»?

Развиваться дальше. Больше клиентов, больше эффективности в работе, больше интересных проектов. Продолжать обучение сотрудников, чтобы больше профессионалов у нас становилось, выращивать наших молодых специалистов. В общем, реализовываться в профессии, реализовываться в прибыли от этой профессии как морально, так и в денежном эквиваленте.

– Еще подготовила Вам небольшой блиц. Своим главным достижением в жизни Вы считаете…

Было у меня достижение три в одном. За полгода я успел жениться, влиться в новую фирму, которую мы только создали, и въехать в новую квартиру. Большой успех, что я за полгода это все успел и ничего не разрушилось по факту.

– Один из любимых фильмов…

«Собачье сердце».

– Ваша настольная книга…

«Гражданский кодекс» (смеется). Недавно мне попала на глаза одна очень старая раритетная книга – трактат Гуго Гроция «О праве войны и мира». Бывает, зачитываюсь.

– Сильная черта Вашего характера…

Уравновешенность.

– Ваше хобби…

Работа. Мне нравится то, что я делаю: хобби равно работа.

– Ваша мечта…

Добиться тех целей в построении юридической фирмы, которые мы замыслили на ближайшие три-пять лет. Это пока то, что мы делаем, это наша мечта, к которой мы придем.

 

Беседовала Анастасия КУЗЬМИНА, «Юркаталог»

4191