Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

АЛЕКСАНДР ДЕДЮЛЯ: У юриста, работающего на нанимателя, есть определенный рубеж

Внимание! Информация в статье изложена по состоянию на апрель 2014 года. В настоящее время юрист Александр Дедюля не работает юристом по найму и ведет самостоятельную частную юридическую практику в качестве индивидуального предпринимателя под известным брендом ZAKONOVED.BY

Достаточно распространенное явление, когда юристы in-house, помимо основной работы в компании, имеют и частную юридическую практику. В своем интервью «Юркаталогу» Александр Дедюля, юрист крупной торговой компании рассказывает, что стало толчком для него, чтобы открыть ИП, как ему удается совмещать работу в компании с частной практикой, откуда приходит больше всего клиентов, почему многие настороженно относятся к индивидуальным предпринимателям, подробнее рассказывает о лицензировании в Беларуси, а также делится своими планами на будущее.

Александр Дедюля

Александр Дедюля

 – Почему выбрали юриспруденцию?

– Пошел по стопам своей сестры, которая старше меня на два года. Я родом из простой рабочей семьи. Родители изначально желали для своих детей хорошего будущего, хотели, чтобы мы с сестрой стали юристами, поскольку в те времена данная профессия считалась «элитной» и подразумевала под собой хороший заработок. Родители делали все возможное, чтобы мы могли учиться, за что им огромное спасибо.

Сестра пошла учиться на юридический, а я поступил следом за ней. На каком-то курсе в колледже понял, что мне нравится профессия юриста, в том числе мне хотелось быть в работе представительным, ходить в строгом костюме, красиво говорить, выступать в суде. Если честно, в голове часто возникали образы из голливудских фильмов, где юристы красиво выступали, были очень умными и правильными, и я хотел быть таким же.

– А в реальности как получилось, когда вышли на работу?

– А в реальности меня наоборот на первой работе упрекали, что я все время прихожу на работу в костюме. Плюс ко всему многие моменты в реальной работе не такие, какими ты их представляешь.

Также очень сильно смутила судебная практика, в которой я столкнулся с тем, что если есть заинтересованность суда в принятии решения не в твою пользу, то какие бы доказательства ты не представлял, выиграть такое дело почти невозможно. Реальность судебной практики сильно разошлась с моими образами голливудских фильмов (смеется).

Из положительного могу отметить то, что действительно в работе имею возможность постоянно выглядеть представительно, быть правильным, учился и учусь красиво говорить и выступать, постоянно совершенствую свои знания, что непосредственно развивает мои умственные способности. И одно из самых главных – профессия позволяет мне очень хорошо зарабатывать (улыбается).

– Где Вы учились?

– Изначально это был торговый колледж, юридический факультет. Я его с отличием закончил. И благодаря этому с формальным экзаменом по истории поступил в Белорусский институт правоведения.

Сложилась ситуация, что выпускные экзамены в колледже совпадали со вступительными экзаменами в вузы – теми экзаменами, которые реально нужно было сдавать, где красный диплом не помогал. И я просто не успевал к ним подготовиться – мог не поступить и пойти в армию, что вообще мной не допускалось. Поэтому был сделан выбор в пользу более-менее хорошего института, чтобы поступить туда без экзаменов или с легкими экзаменами благодаря красному диплому колледжа. Выбор пал на БИП.

– Как оцениваете коммерческий институт?

– Отлично. БИП – очень хороший институт. Вообще, у меня такая позиция, что учиться можно в любом институте, все зависит от самого студента. Можно списывать, можно пропускать занятия, можно плохо учиться и быть никаким в плане профессионализма и в БГУ.

Сам процесс обучения примерно везде одинаковый. Если человек к учебе относится серьезно, то и подготовка будет хорошая в любом институте. То, что у юриста есть диплом, например БГУ, лично для меня вовсе не означает, что он вышел из данного учебного заведения с какими-то ошеломляющими знаниями. Каждого выпускника нужно оценивать индивидуально и проверять его непосредственно в реальной работе.

– Многие работодатели с большим скептицизмом относятся к БИПу. Когда шли устраиваться на работу, сталкивались с таким?

– Было.

– Как проходили эту стадию?

– Очень просто (смеется). После очередного отказа в приеме на работу после окончания института – собеседование вроде проходил, но отдавали предпочтение выпускникам БГУ – мне помогли устроиться на первую мою работу родители. А потом уже благодаря своему труду я начал развиваться. Во вторую и третью компанию меня взяли сразу и без каких-либо продвижений со стороны.

– Чем руководствовались, когда переходили из  одной компании в другую?

– Если сказать честно, уровнем оплаты труда. Чувствовал в себе желание развиваться и больше зарабатывать, поэтому работать по несколько лет за 100$ в первой компании и за 250–350$ во второй компании мне не хотелось. Понимал, что как у специалиста у меня еще мало опыта, но было желание пробовать и двигаться дальше.

– Что дала работа в каждой из этих компаний?

– В первых двух работа была однотипной, так как оба предприятия являлись унитарными. В данных компаниях возникали одни и те же юридические вопросы, которые меня уже никак не развивали. Поэтому большого роста там не было. А вот когда я устроился в третью компанию – хозяйственное общество, то здесь уже передо мной открылся весь спектр вопросов, которые могут возникнуть у юриста, начиная от вопросов с недвижимостью, арендой и заканчивая регистрацией предприятий, филиалов и представительств. Здесь я очень сильно развился и стал сильным специалистом по многим вопросам, поскольку сам их прошел.

Когда стал развивать свой бизнес, то начался еще больший рост, так как пошли заказы по тем вопросам, которыми я еще не занимался. Их пришлось очень подробно прорабатывать с нуля.

– Что вас подтолкнуло открыть ИП? Можно же было работать и работать.

– У юриста, работающего на нанимателя, есть определенный рубеж, больше которого он никогда не заработает. Так уж сложилось, что в основной своей массе наниматели не понимают работу юриста, считают его специалистом, который «перекладывает бумажки» и поэтому платят не так много. Хотя понятия «высокая зарплата» и «невысокая зарплата» для каждого человека разные (улыбается). Я открывал ИП, в первую очередь, чтобы создать независимый источник дохода, который могу регулировать сам, чтобы ни от кого не зависеть. Хочу зарабатывать столько, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась, помогать родителям.

Да и самостоятельно заниматься юридическим бизнесом очень нравится. Это своего рода самореализация, которая так важна для каждого человека. Плюс ко всему я участвую в различных мероприятиях, на которые приглашают, общаюсь, приобретаю много новых знакомств. В своей сфере я достаточно известный на сегодня юрист – индивидуальный предприниматель. Бывают случаи, когда звонят из регионов Беларуси коллеги или клиенты и говорят, что наслышаны обо мне и о моей работе в Минске. Для меня это в какой-то мере удивительно. Но очень приятно (смеется).

– Кто Ваши основные клиенты?

– Юридические лица, а также физические лица, которые обращаются за регистрацией юридических лиц или регистрацией в качестве индивидуальных предпринимателей.

– Как они о Вас узнают?

– Из интернета – у меня свой сайт Zakonoved.by, который я стараюсь активно продвигать. Хорошо работает «сарафанное радио». Клиенты, которые воспользовались моими услугами, рекомендуют меня своим партнерам и знакомым по бизнесу. Также хочу отметить новый проект моего друга Ильи Латышева Jurcatalog.by. Благодаря данному проекту у меня появилось много новых клиентов.

– А сайт Вы делали сами или заказывали?

– Сайт представляет собой готовый шаблон системы WordPress. Сайтом занимаюсь сам, потому что не могу себе пока позволить, чтобы это делал кто-то сторонний – в этом случае за любой «чих» нужно платить. Мне помогли с теми моментами, в которых я совсем не разбираюсь – разместили сайт на хостинге и сделали основную начинку.

– Дизайн сайта сами разрабатывали?

– Задумка моя. На самом деле, я сайт каждый день дорабатываю. Могу утром проснуться и решить, что мне не нравится цвет колонки – я его меняю, не нравится заголовок – меняю, не нравится товарный знак – меняю. То, что есть на сегодня, более-менее отражает мои пожелания к сайту.

– Много сил приходится на развитие сайта тратить?

– Сейчас уже нет. Раньше только этим и занимался, чтобы привести его в нормальное состояние. Дело не только в дизайне, а еще и в поисковой оптимизации. Нужно было очень-очень много чего сделать по оптимизации сайта, чтобы он хорошо продвигался в поисковиках. Это происходило на протяжении многих месяцев, потому что с каждым нюансом разбирался сам, используя информацию, найденную в интернете. На данный момент сайт очень хорошо продвигается, я доволен.

– Контекстную рекламу используете?

– Использовал. Но потом отказался, потому что контекстная реклама оказалась достаточно затратным мероприятием.

Вообще, сайт, конечно, продвигается, но я в настоящий момент все еще на определенной стадии развития. Не могу сказать, что у меня на потоке огромное количество клиентов. Работа бывает нестабильной: бывает много клиентов, и я ими даже делюсь, потому что не успеваю оказать услугу, а бывает, сидишь и думаешь, что надо что-то делать, потому что клиентов нет. Очень серьезная конкуренция.

То, что я работаю как ИП, тоже находит свое отражение – серьезные юридические лица смотрят с опаской. Они, как правило, обслуживаются в юридических компаниях. Мой сегмент рынка – некрупные компании, которые только открываются либо которые нуждаются в помощи при прохождении административных процедур.

– Из-за чего, на Ваш взгляд, боятся индивидуальных предпринимателей?

– Мне кажется, сложился такой образ, что если ИП, то некачественно окажет услуги. Это пошло еще от ипэшников, которые работают в торговле. Часто у них не все в соответствии с законодательством: если они что-то доставляют, то могут не приложить какой-то документ, или у них плохое качество товара, или вообще торгуют без документов.

Такое отношение почему-то проецируется абсолютно на всех ипэшников – или я буду оказывать юруслуги, или я буду рисовать, или я буду создавать сайты. Поэтому бывают случаи, что клиенты не заказывают мои услуги, узнавая, что я работаю как ИП. Такие клиенты думают, что услуга будет оказана некачественно. А ведь это совсем не так.

DSCN7013– Вы отслеживаете своих конкурентов?

– У меня на это не хватает времени. Не спорю: маркетинговый анализ должен быть, но это когда я буду крупной компанией. В настоящее время моя задача – предлагать те услуги, в которых я профессионал, активно продвигать сайт. Я занимаю часть рынка юридических услуг по определенным вопросам, по которым ко мне идут клиенты. Это меня полностью устраивает. При этом регулярно провожу анализ цен на рынке юридических услуг, анализирую сайты конкурентов и беру оттуда для себя что-то новое.

– Какие услуги Вы оказываете?

– Есть, конечно, вопросы, в которых я лучше всего специализируюсь, например: строительство, лицензирование, защита от потребительского экстремизма, регистрация юридических лиц, реорганизация, интернет-магазины, рекламные игры. Но с удовольствием берусь за новые проекты, прорабатываю и благополучно разрешаю.

Я не консультирую в сфере налогового и таможенного права. В сфере налогообложения я освещаю клиентам лишь общие моменты при создании юридического лица или регистрации клиента в качестве ИП.

– Чем Вам больше всего нравится заниматься в своей сфере?

– Работами, связанными с внедрением систем производственного контроля в строительстве, и лицензированием.

– Вы как-то специально углублялись в эти отрасли или случайно так получилось?

– Случайно. Благодаря Илье Латышеву. В начале развития своего малого бизнеса мне удалось познакомиться с Ильей. Он меня пригласил на разговор, по итогам которого у нас началось сотрудничество в юридической сфере. Сотрудничество сильно повлияло на мое дальнейшее развитие, в том числе как раз в области лицензирования, административных процедур, строительной сферы. Илья очень помог мне, например, с какими-то сложными вопросами, на которые я не мог найти ответы.

Сейчас, конечно, я уже работаю самостоятельно, но он дал мне серьезный толчок и помощь в развитии моего бизнеса. Он хороший человек, классный друг. Откровенный, искренний, всегда готов помочь. Когда общаешься с ним, то можешь найти другую точку зрения на вопрос, казавшийся тебе до этого тупиковым. Илья помог понять, как нужно работать с клиентами, как их нужно привлекать. От него я впервые узнал о существовании понятия «клиентский сервис». Илья помог со многими образцами индивидуально разработанных документов. За все это я ему очень благодарен.

– Вы сказали, что занимаетесь лицензированием. Какие изменения претерпело лицензирование в Беларуси за последние годы?

– Конечно же, принятие Указа №450 от 1 сентября 2010 г., который закрепил все лицензируемые виды деятельности. Если до этого они были разбросаны по разным постановлениям – каждое министерство имело свое постановление по лицензированию того вида, который к нему относится, то указ объединил в себе всё. Какие-то виды лицензии вообще отменили. Например, теперь не существует лицензии на обычную розничную торговлю, в строительстве отменили лицензирование. Где-то условия стали легче, где-то усложнили получение лицензии. О лицензировании можно рассказать очень многое, но в рамках данного интервью сделать это невозможно (улыбается).

– Расскажите о плюсах и минусах отмены лицензирования в строительстве.

– Отмена лицензирования в строительстве хороша тем, что данную лицензию трудно было получить. Нужно было пройди очень много процедур до момента подачи документов в лицензирующий орган. Такое упрощение вывело на рынок большое количество новых компаний. Но сейчас, когда я работаю в этой сфере, вижу, что те технические нормативные правовые акты, которые регулируют строительную сферу, многими строительными компаниями не соблюдаются. А, например, требования по системе производственного контроля в строительстве содержатся именно в ТНПА.

Понимая, что ответственность за неисполнение требований ТНПА не такая жесткая, как нарушение действовавших ранее лицензионных требований, многие строительные организации не создают у себя систему производственного контроля, которая, к слову, является обязательной, не выполняют много иных требований, содержащихся в ТНПА. Все это привело к ужесточению на законодательном уровне требований в сфере строительства.

Несколько лет назад вступил с силу технический регламент, обязывающий сертифицировать в обязательном порядке определенные виды работ в строительстве и некоторые виды строительных конструкций. Дальше больше, сегодня уже введена аттестация строительных организаций и индивидуальных предпринимателей. Формально, это возвращение к лицензированию, потому что положение об аттестации содержит очень жесткие нормы. Мелкие строительные компании, и ипэшники просто уйдут из бизнеса, потому что не смогут выполнить то, что там изложено.

Вообще, я сторонник того, чтобы этот проект об аттестации в строительной сфере был отменен. Потому что технические нормативные правовые акты существуют, их никто не отменял, сертификация тоже введена техрегламентом о безопасности в строительстве. Соответственно, чтобы получить все эти документы, нужно очень многое сделать. Куда уже жестче?

– Как Вам удается совмещать работу по найму и ИП?

– Сложно. Но я имею возможность в рабочее время по основному месту работы вести вопросы своего малого бизнеса. Главное, чтобы я все успевал и качество не страдало.

Как ИП работаю с 2011 года. И вот уже 3 года у меня получается это все благополучно совмещать. Хотя и тяжеловато. Загруз по основному месту работы такой, что приходится приезжать за несколько часов до начала рабочего дня, а в вечернее время задерживаться, плюс работаю в выходные дни. Поэтому получается работа, работа и еще раз работа…

– Как же личная жизнь: отдых, клубы, встречи с друзьями?

– Я и в подростковом возрасте не был любителем ходить по клубам и вечеринкам. Дружеской постоянной компании, с которой я бы мог «весело» проводить время, не было. Два моих друга уехали в студенческом возрасте за границу, на этом дружба и закончилась. Поэтому отдыхаю в кругу семьи.

– Разве может дружба закончиться из-за расстояния?

– Дружба нет. Но когда они уехали за границу, у нас пропала возможность общаться. Они не предупредили меня, что уехали, не звонили мне. У них получилось все спонтанно. Я не знал, куда им звонить, куда писать. Когда они уехали, я еще даже не знал, что такое скайп.

Сейчас мы, конечно, связались, но поняли, что живем абсолютно в разных мирах, у нас абсолютно разные цели, мы очень сильно изменились. Нам нечего друг другу предложить, поэтому мы просто не общаемся.

– Почему не решаетесь оставить работу по найму и полностью погрузиться в развитие своего дела?

– Потому что пока нет стабильности.

– Бизнес же не предполагает стабильности…

– Когда наступит тот момент, что я не смогу совмещать свое дело с работой по найму, тогда сразу ухожу, снимаю отдельный офис и работаю. Возможно, даже путем регистрации юридической фирмы. Пока же у меня получается совмещать, не страдает качество ни там, ни там, плюс очень хорошо оценивается мой труд по основному месту работы. Поэтому мне это интересно.

Может сложиться впечатление, что пока я не уйду с основного места работы, то и не смогу развить свой бизнес до нового уровня. Но это совсем не так. Я делаю все возможное для развития. Нельзя сказать, что если сегодня я брошу работу на нанимателя, то завтра сделаю что-то особенное, что приведет ко мне 100, 200, 300 дополнительных клиентов. Бизнес развивается.

Конкуренция жесткая на рынке юридических услуг. Именно поэтому бывают хорошие месяцы с большим количеством клиентов, а бывают месяцы плохие. А поскольку кушать хочется всегда, то работу на нанимателя я пока оставлять не планирую, по крайней мере, до того момента, пока справляюсь и там, и там.

– Почему не пошли работать в юрфирму?

Не задумывался никогда над этим вопросом. Цели такой не было. Да и в голове раньше было такое представление о юридических фирмах, что там работают исключительно опытные юристы – профессионалы, поэтому казалось на то время, что попасть в юридическую фирму сразу после института невозможно. Может поэтому и не думал тогда о работе в юрфирме.

На практике оказалось, что штат почти всех юрфирм состоит из молодых перспективных специалистов, которые именно в юрфирме обучаются работе и получают бесценный опыт.

В период моей работы во второй компании меня приглашали на работу в одну юридическую фирму, и по итогам собеседования я понял, что мне предлагают очень маленькую заработную плату, но требуют работать в режиме 24/7 и еще писать статьи для данной фирмы. Меня не очень устраивала ситуация, когда из тебя выжимают все, что можно, хорошо зарабатывают на проектах, которые ты закрываешь, но платят тебе 350$ за месяц тяжелого труда. Мне хотелось большего и в зарплате, и в подходе к бизнесу. Поэтому начал свое дело.

– Что для Вас важнее в человеке – его социальный статус или профессионализм, пусть этот человек и как специалист не так много добился?

– Двоякий вопрос. Мне не важно, какой статус у человека, важно, что он из себя представляет в целом, в том числе и как профессионал.

При этом мне не нравятся люди, которые ничего не делают для развития. Если ты хороший специалист, особенно мужчина, то ты должен думать о том, чтобы иметь независимый доход, не работать на нанимателя, чтобы была возможность содержать свою семью вне зависимости от того, уволят тебя завтра или нет, уменьшит завтра зарплату наниматель или нет.

Встречаю много юристов, хороших, которые сидят на одном месте, получают 500$ и работают так по 5, 7, 10 лет. Они никак не развиваются. Ведь, если человек чего-то добивается, соответственно, появляется и статус. Поэтому я бы сказал, что и то, и то.

– Можете дать совет молодым юристам, какой путь им выбрать – работу по найму или собственный бизнес?

– Самостоятельная работа однозначно лучше, но где-то нужно набраться опыта и стать профессионалом. Для этого нужно сначала устроиться на работу, желательно чтобы у нанимателя был широкий круг вопросов в юридической сфере. И вот когда человек на проблему сможет смотреть всесторонне, тогда уже можно создавать что-то свое.

Опять же,  у меня все скатывается к материальному, потому что это очень важно. Помимо самореализации мы все работаем, чтобы иметь источник дохода. Когда ты работаешь на себя, нет предела в заработке, все зависит от тебя. У нанимателя ты можешь быть мегапрофессионалом, сдашь квалификационный экзамен в Министерстве юстиции, получишь всевозможные корочки о прохождении курсов, но тебе как платили 500–600 $, так и будут платить.

Исходя из моего опыта, исключение составляют лишь крупные и богатые компании, которые могут позволить себе высоко оценить труд юриста и платить ему хорошие деньги. Большое значение для уровня зарплаты в таких компаниях также имеет продолжительность работы в них. Во всех остальных случаях отношение одно – юрист перекладывает бумажки и поэтому за что ему платить высокую зарплату, он же не приносит компании доход, юрист лишь затратная единица компании. В своей основной массе именно так относятся к юристам. Юридические компании, конечно же, не в счет, поскольку именно юристы и формируют доход таких компаний.

– Выступаете на семинарах?

– Приглашений было много на семинары, но тут есть психологический момент – я человек непубличный и скромный, не люблю выступать перед большой аудиторией (смеется). Да и есть волнение, что мне зададут какой-то вопрос, на который не смогу сразу ответить. И меня это останавливает. Мне проще, поговорить с клиентом тет-а-тет, а потом остаться наедине с собой, с компьютером, с правовой базой и спокойно находить ответы на поставленные вопросы.

– А как же выражение, что пока я говорю, мне капают деньги?

– Есть такое. Мне кажется, на психологическом уровне должна появиться уверенность. Но это сущность моего характера – выступать публично перед аудиторией не люблю.

Плюс момент по вопросу, на который могу не знать ответ. Хотя мои коллеги постоянно говорят мне, что такое бывает и это нормально. Если задают вопрос, на который сразу не могут ответить, вопрос вне семинара разрешается и потом участнику, задавшему его, отдельно предоставляется ответ. Наверное, действительно не бывает семинаров, где бы лектор знал ответы на все вопросы. Но лично для меня это неприемлемо. Если я делаю семинар, и люди идут ко мне, заплатив деньги, то я должен знать ответ на любой вопрос, иначе вообще не стоит этим заниматься.

DSCN7011_1– Какие у Вас еще есть страхи в профессии?

– Не сказал бы, что страхи. Есть некоторое волнение, когда берусь за проект, которым еще никогда не занимался, но клиент хочет, чтобы я взялся, несмотря на то, что я его предупредил. Есть волнение, что я в этом случае могу некачественно оказать услугу.

Но приходится брать дело с нуля и полностью прорабатывать тему, как это во всех юридических компаниях происходит, потому что нельзя знать все. И в итоге получается успешно. Потому что одно дело – психология, а другое дело, когда садишься и начинаешь работать. Всесторонний взгляд на поставленный вопрос и опыт помогают мне благополучно разрешать все проекты, за которые я берусь.

– Какие планы ставите на будущее?

– Хочу открыть фирму по оказанию юруслуг: чтобы на меня работали люди, а я снимал дивиденды и решал глобальные вопросы. Пока я к этому еще не готов: если найму людей, то по количеству клиентов заработаю меньше, чем сам лично могу это сделать сейчас.

Пока же меня устраивает, что я занимаюсь всеми вопросами сам, потому что повышается мой профессионализм, нарабатывается опыт. Плюс пока я ИП, намного проще снимать деньги с расчетного счета (улыбается).

– Какая у Вас мечта?

– Банально будет звучать, но это большая семья, много детей, собака. Представляю, как мы все вместе на берегу моря либо океана, все счастливы и радуются.

– Вы хотите всю жизнь проработать в юридической сфере или есть еще какие-то другие планы?

– Есть планы по открытию интернет-магазина. Когда ты сам занимаешься открытием бизнеса, то знаешь все мелочи. Нужно только определиться с видом бизнеса и иметь стартовый капитал.

В юруслугах ты продаешь время, расходной части практически нет никакой, а когда уже входишь в торговый бизнес, то появляются риски – ты можешь вложиться, торговля не пойдет, и ты можешь потерять все и еще залезть в долги. Но цель есть, и надо к ней идти.

 

                                       Беседовала Анастасия КУЗЬМИНА, «Юркаталог»

4577