Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Отказ от освидетельствования на алкоголь при нахождении в бессознательном состоянии: случай из практики

Адвокат МиноблЮК №1 Латышев С.В.

Адвокат МиноблЮК №2, магистр юридических наук, Латышев П.С.

 

 

Выслушав информацию нашего клиента, гр-на В., нам трудно было поверить в случившееся с ним. Однако, на руках у него была копия протокола об административном правонарушении и повестка о вызове на рассмотрение дела об административном правонарушении.             Итак.

 ….— Из информации, полученной от гр-на В. и из материалов дела…..—  05.04.2018 г. в 10 часов 25 минут в г. Минске произошло мелкое ДТП с участием нашего клиента – водителя В. На место ДТП были вызваны сотрудники ГАИ. Оба водителя оставались на месте ДТП, никуда не уезжали. Но в определенный момент времени гражданину В. стало плохо, как следовало, из-за неправильного назначенного лечения имеющегося у него заболевания, симптомы ухудшения состояния нарастали, он «отключился» и впал в бессознательное состояние, то есть не мог осознавать происходящее в реальной действительности и отдавать отчета своим действиям. Очнулся гражданин В. только в машине скорой медицинской помощи, которая забрала его от кабинета освидетельствования наркодиспансера на ул.Передовой 11 в г.Минске, в 12 часов 06 минут (запомните это время, оно нам понадобиться), когда ему ввели соответствующее лекарство. Что происходило с ним во время «отключки» он не помнит и по этому поводу ничего пояснить не смог.

Полагаем, что именно этим состоянием и решил воспользоваться прибывший на место ДТП инспектор ДПС З.. Не удовлетворившись проведенным на месте освидетельствованием, которое показало, что гражданин В. был трезв, инспектор ДПС З. решает вместо вызова неотложной медицинской помощи отвезти гражданина В. в кабинет освидетельствования наркодиспансера на ул.Передовой 11 в г.Минске, и освидетельствовать гражданина В. на алкоголь несмотря на то, что тот находится в бессознательном состоянии.

По итогам этих действий и с учётом состояния водителя В. врач П. и инспектор ДПС З. выносят заключение «отказ от прохождения в установленном порядке освидетельствования».

 

Время, место и способ совершения правонарушения

Давайте внимательно взглянем на выделенные красным цветом фрагменты, в которых зафиксировано время совершения соответствующих процессуальных действий:

Протокол осмотра места административного правонарушения, адвокат по ДТП, адвокат по ПДД Латышев

протокол осмотра места ДТП, подписанный понятым, адвокат по 18.16 КоАП, адвокат по ДТП в Минске, адвокат Латышев

 

Это выдержки из протокола осмотра места совершения ДТП. Стоит дата: 05.04.2018 г. и время проведения осмотра: с 11 часов 00 минут до 11 часов 30 минут.

Данный протокол был подписан обоими водителями и его правильность удостоверена 2 независимыми от процесса лицами – понятыми.

Теперь взгляните на время начала и окончания якобы процедуры освидетельствования:

акт освидетельствования по статье 18.16 КоАП Республики Беларусь, адвокат по статье 18.16 КоАП в РБ, освидетельствование на опьянение

протокол освидетельствования по статье 18.16 КоАП, отказ от освидетельствования, адвокат по отказу от освидетельствования

То есть инспектор ДПС З. сумел совершить невозможное – одновременно смог находится в двух местах вместе с гражданином В. и проводить два процессуальных действия одновременно. Удивительное рядом!

Если же говорить с точки зрения Закона – эти факты свидетельствуют о явной подтасовке процессуальных документов, их подгонке и манипуляции времени. С точки зрения статьи 6.14 ПИКоАП Республики Беларусь, фактические данные (доказательства) излагаемые в акте и протоколе освидетельствования, являются недостоверными.

Учитывая время проведения процессуальных действий, расстояние между местом ДТП и кабинетом освидетельствования на Передовой, 11, временем, когда водителя В. забрала скорая мед.помощь у нас есть обоснованные сомнения в том, что водителя В. вообще заводили в кабинет освидетельствования на Передовой, 11 и проводили какие-либо действия по его освидетельствованию.

Об этом же указывает в своем постановлении и судья суда Ленинского района г. Минска:

постановление суда Ленинского района отказ от освидетельствования, ст.18.16 КоАП, отказ от освидетельствования на алкоголь

 

Освидетельствование на алкоголь лица в бессознательном состоянии

В ситуации, в которую оказался водитель В. – наш подзащитный – инспектор ДПС вместе с врачом УЗ «ГКНД» грубо нарушили нормы Положения №497, а именно: абзац 1 и 2 пункта 6, пункт 11.

Инспектор ДПС в такой ситуации обязан был везти (либо вызывать бригаду скорой медицинской помощи) водителя В. для оказания ему неотложной медицинской помощи в учреждение здравоохранения, а не в наркологический диспансер для проведения освидетельствования.

В свою очередь врачи УЗ «ГКНД» в силу Положения №497 не имели никакого права проводить медицинское освидетельствование на алкоголь в отношении водителя В. в таком его состоянии, а тем более выносить заключение «отказ от прохождения освидетельствования». Они в силу абзаца 2 пункта 6 Положения №497, пункта 11 обязаны были сделать отметку о том, что проведение освидетельствования невозможно в силу нахождения водителя В. в бессознательном состоянии, вызвать бригаду скорой помощи (что фактически и было сделано) для оказания ему мед.помощи, а в больнице, куда его отвезли, соответствующие врачи обязаны были изъять у него кровь для проведения исследования на наличие\отсутствие состояния опьянения.

Между тем, ничего из вышеназванного сделано не было.

Инспектор ДПС З. доставляет водителя В., находящегося в бессознательном состоянии, в УЗ «ГКНД» для прохождения освидетельствования вместо вызова бригады скорой медицинской помощи.

Далее этот же самый инспектор ДПС вместе с врачом УЗ «ГКНД» выводят водителя В. на якобы отказ от прохождения освидетельствования в установленном порядке. После оформления всех необходимых документов по ст.18.16 КоАП Республики Беларусь наконец-то вызывается скорая мед.помощь и водителя В. везут в больницу для оказания ему помощи. Однако же врачи в больнице, куда доставили водителя В., по непонятным причинам не исследовали изъятую у него кровь на предмет наличия\отсутствия в ней этилового спирта. Изъятая кровь исследовалась только по выявленному у водителя В. заболеванию.

Этим самым именно врачи совместно с инспектором ДПС З. нарушили этот самый установленный порядок освидетельствования водителя на предмет определения состояния опьянения.

Отказ от прохождения освидетельствования на алкоголь в установленном порядке характеризуется именно наличием у лица прямого умысла на отказ от прохождения данного освидетельствования.

То есть лицо должно осознавать, что 1) представляет собой установленный порядок освидетельствования, 2) что отказывается от прохождения в установленном порядке освидетельствования, и 3) желать этого.

Однако, как отмечалось выше, водитель В. в силу состояния здоровья, а именно нахождения в бессознательном состоянии (которое подтверждается рядом доказательств со стороны медицинских работников), находясь в ГКНД, фактически не сознавал ни то, что в отношении него проводится процедура освидетельствования, ни установленный порядок проведения освидетельствования, ни то, что он отказывается от прохождения освидетельствования и т.д. И естественно, он никак не мог желать совершить это.

Таким образом, в его действиях отсутствует субъективная сторона вменяемого правонарушения.

Это указал в своем постановлении и суд Ленинского района г. Минска:

отказ от освидетельствования как прекратить дело, постановление о прекращении дела 18.16 КоАП, отказ от освидетельствования на алкоголь,

отказ от прохождения в установленном порядке освидетельствования на алкоголь, отказ от освидетельствования на алкоголь, отказ по статье 18.16 КоАП

 

Отсутствие оснований для проведения медицинского освидетельствования в УЗ «ГКНД»

При этом необходимо отметить, что у инспектора ДПС вообще не было никаких правовых оснований для доставления водителя В. в УЗ «ГКНД» для прохождения медицинского освидетельствования.

Как указал в своем протоколе опроса инспектор ДПС З., он провел освидетельствование на месте путем продувания в прибор алкотест 203, прибор зафиксировал 0,21 промилле. При этом данный результат зафиксирован без учета погрешности прибора и пересчетного коэффициента – при условии применения погрешности прибора и верного пересчетного коэффициента данный результат составил бы 0,16 промилле.

Между тем, в соответствии с абзацем 3 пункта 3 Положения №497, состояние алкогольного опьянения – это наличие абсолютного этилового спирта в крови или выдыхаемом воздухе в концентрации 0,3 и более промилле или наличие паров абсолютного этилового спирта в концентрации 150 и более микрограммов на один литр выдыхаемого воздуха.

Таким образом, после проведения освидетельствования на месте результаты освидетельствования показали, что водитель В. был трезв и никаких дальнейших правовых оснований проводить повторное медицинское освидетельствование у инспектора ДПС НЕ БЫЛО!

Данную позицию стороны защиты подтвердил и суд Ленинского района г. Минска:

постановление прекращение дела по отказу от освидетельствования по статье 18.16 КоАП

 

Нарушение права на защиту

Также по делу имело место и грубое нарушение права водителя В. на защиту. Вот что отметил суд Ленинского района по данному вопросу в вынесенном постановлении в ответ на представленные защитной доводы и аргументы:

пример успешно проведенных дел по статье 18.16 КоАП в РБ

постановление о прекращении дела 18.16 КоАп нарушение права на защиту по статье 18.16 КоАПп

Настоящее дело об административном правонарушении заставляет нас обратиться еще к одной проблеме, относящейся к теме права на защиту.

Возникает вопрос:   как получилось так, что водитель В., оказался в начале административного процесса (а именно, когда нарастали симптомы ухудшения здоровья, приведшие к его  бессознательному состоянию) без защитника из числа адвокатов или близких родственников? Вопрос, вместе с тем, не новый.

Что говорит Закон. ……Согласно пункту 5 части 1 статьи 4.1 ПИКоАП…… «…….физическое лицо, в отношении которого ведется административный процесс, имеет право иметь защитника с начала административного процесса, а в случае административного задержания — с момента объявления ему об административном задержании…»…..

 

……Согласно части 2 статьи 2.8 ПИКоАП……. «…должностное лицо органа, ведущего административный процесс, обязано разъяснить физическому лицу, в отношении которого ведется административный процесс, предоставленные ему права и принять меры к тому, чтобы оно имело фактическую возможность использовать все установленные настоящим Кодексом средства и способы для своей защиты…»…

Таким образом, праву лица, привлекаемого к административной ответственности, корреспондирует обязанность должностных лиц обеспечить реализацию этого права. Именно невыполнение указанной процессуальной обязанности привело к возникновению ситуации, что с начала административного процесса, с момента начала осуществления первых процессуальных действий (т.е. в самый важный момент административного процесса, когда идет формирование доказательственной базы) теряющий сознание, а затем и потерявший сознание гр-н В., не могущий защищать себя сам, оказался без защитника. Ситуация, на наш взгляд, абсолютно недопустимая, требующая внимания как правоприменителей, так и законодателя. Часть 2 статьи 2.8 ПИКоАП не работает.

Ранее, в сентябре 2012 года, (см. статью «Особенности административного процесса в отношении лиц, страдающих физическими недостатками» — http://advokat-latyshev.by/avto/adm_proc_invalidy/ ) да и позже мы уже высказывались о необходимости введения по аналогии с уголовным процессом в ПИКоАП нормы об обязательности участия защитника в административном процессе с момента его начала. Одним из пунктов этой нормы, по мнению авторов, должно стать положение об обязательности участия защитника с момента начала административного процесса, если лицо, привлекаемое к административной ответственности, в силу физических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Жизнь подтверждает правильность этой позиции. Граждане с определенными физическими недостатками требуют повышенной защищенности в административном процессе.

Одновременно мы считаем, что необходимы изменения законодательства и для того, чтобы заработала часть 2 статьи 2.8 ПИКоАП так, как она должна работать в административном процессе. А именно, в административном процессе должен появиться процессуальный документ, обозначающий ясно и четко для граждан момент начала административного процесса (например, постановление о возбуждении административного процесса). Этот документ должен иметь раздел о разъяснении гражданам их прав и обязанностей, иметь раздел о выяснении (под роспись) мнения (желания) физического лица иметь (или не иметь) защитника с начала административного процесса (включая, как адвокатов, так и близких родственников). Копия данного документа обязана быть вручена соответствующему лицу, в отношении которого начинается административный процесс, под роспись.

При этом необходимо установить перечень статей КоАП Республики Беларусь, где отказ от защитника принимать (под роспись) в присутствии защитника (адвоката), или с фиксацией на видео.

 

Обжалование постановлений по делу

Должностными лицами ОГАИ было вынесено три постановления по делу, два из которых – после судебных отмен при рассмотрении жалоб стороны защиты. И здесь мы можем отметить еще одно тревожное явление. Должностные лица ОГАИ при новой подготовке дела и вынесении каждого нового постановления по делу не выполняли указания суда, изложенные в постановлении об отмене. Считаем это неправильным. Это уже не первый случай, когда в значительной мере умоляется роль суда в пересмотре незаконных постановлений по делам об административных правонарушениях.

 

Вместо послесловия

Итогом объективного и беспристрастного рассмотрения судом Ленинского района г. Минска третьей по счету жалобы на постановление зам.начальника ОГАИ Ленинского РУВД г. Минска стало прекращение в судебном заседании дела об административном правонарушении в отношении водителя В. за отсутствием состава административного правонарушения.

Прекращение дела по статье 18.16 КоАП за отсутствием состава правонарушения

Для этого потребовалось чуть меньше 7 месяцев, десяток жалоб, 3 десятка ходатайств, воля и упорство.

Однако те нарушения, которые неоднократно видел суд Ленинского района г. Минска, которые в общем итоге легли в основу прекращения этого дела, были описаны нами еще в апреле 2018 г. в соответствующей жалобе на действия, которые были полностью проигнорированы соответствующими должностными лицами Ленинского РУВД г. Минска.

И здесь возникает вопрос – почему судьи видят эти нарушения, а должностные лица нет?

Таких «почему» по настоящему делу, да и по сотням других, которые были в нашей практике, можно сформулировать несколько десятков. А вот ответов на эти вопросы, мы, к сожалению, практически не слышим.

Зато часто слышим, как было по настоящему делу, что мы (адвокаты Латышевы) «…ничего не знаем и ничего не понимаем…». Но соответствующие постановления о прекращении дел, выносимые судами или самими же должностными лицами О(У)ГАИ по итогам рассмотрения наших жалоб и ходатайств, в конечном итоге расставляют все точки над «и» и показывают, кто в действительности «что знает, и что понимает».

Р.S. И все же нас не оставляет еще один вопрос. Почему ухудшение состояния здоровья гр-на В. и его последующее бессознательное состояние не остановило должностных лиц (ДПС, врача-нарколога, а в последствии и иных) от производства любых процессуальных действий по освидетельствованию гр-на В., а затем и попыток привлечь его к административной ответственности по ч 1 ст.18.16 КоАП ?

 

Источник: http://advokat-latyshev.by/avto/otkaz_ot_osvidetelstvovaniya_bessoznatelnoe_sostoyanie/

Рубрики:
45907