Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Когда бланк протокола и собственное усмотрение стоит выше, чем буква Закона

Пока в славном городе Мозыре инспекторы ДПС вводят в ПИКоАП Республики Беларусь новых участников административного процесса и новые источники доказательств (почитать об этом можно ЗДЕСЬ), в одном из столичных РУВД пошли еще дальше, поставив бланк протокола об административном правонарушении выше, чем Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях. То есть, по мнению отдельных участковых инспекторов милиции, не ПИКоАП Республики Беларусь устанавливает правовые предписания, а бланк протокола об административном правонарушении, разработанный ГУВД Мингорисполкома диктует этим участковым инспекторам какие нормы этого ПИКоАП подлежат применению, а какие – нет.

История, о которой сегодня пойдет речь, напомнила мне одно из самых первых проведенных мной уголовных дел в 2014 году, когда в суде Центрального района г. Минска в присутствии достаточно большого количества студентов юрфака я допрашивал инспектора ДПС и на мой вопрос «Какими нормативными правовыми актами руководствовался инспектор ДПС, проводя освидетельствование водителя на алкоголь?» этот самый инспектор ДПС ответил следующее: «актом и протоколом освидетельствования», а на мой уточняющий вопрос относительно того, когда вдруг процессуальные документы стали нормативными актами, данный инспектор глубокомысленно молчал и рассматривал пол. Подобные ответы вызвали смех среди студентов-юристов, однако, по всей видимости, инспектора ДПС его знания не смутили и он не считал, что неправ. За прошедшие 4 года ситуация только усугубилась. Но обо всем по порядку.

В январе-марте 2018 г. довелось мне защищать гражданина Республики Беларусь, который обвинялся в совершении правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.17.3 КоАП Республики за якобы появление в общественном месте в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и нравственность. Гражданина сотрудники милиции задержали в кафе, то есть в заведении, предназначенном для употребления, в том числе и спиртных напитков, в 01 час 30 минут, а был отпущен гражданин в 08 часов 15 минут. То есть фактическое время задержания составило около 7 часов 30 минут. Однако происходило все это без каких-либо записей и оформления протокола о задержании.

Давайте обратимся к тексту Закона.

Ч.1 ст.8.4 ПИКоАП устанавливает, что административное задержание физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, может длиться не более трех часов, если иное не установлено ПИКоАП.

Ч.2 ст.8.4 ПИКоАП устанавливает случаи, когда задержание может длиться свыше 3 часов, но не более 72 часов. Ни один из вышеназванных случаев не подходил к ситуации с гражданином Н., о котором идет речь в данной статье.

В соответствии с ч.4 ст.8.4 ПИКоАП, административное задержание физического лица на срок свыше трех часов оформляется протоколом, который составляется должностным лицом, осуществившим задержание физического лица. Время административного задержания физического лица на срок, не превышающий трех часов, указывается в протоколе об административном правонарушении.

Статья 8.5 ПИКоАП Республики Беларусь устанавливает форму и содержание протокола задержания и в том числе прямую обязанность по разъяснению права пригласить защитника.

На рассмотрении дела мне посчастливилось допросить участкового инспектора милиции, составившего в отношении гражданина Н. протокол об административном правонарушении.

В ходе опроса участковый инспектор милиции объяснил, что он не задерживал гражданина Н. на срок свыше 3-х часов. Тогда ему был задан резонный вопрос, почему в таком случае в протоколе об административном правонарушении он не указал время фактического задержания, как того требует ч.4 ст.8.4 ПИКоАП Республики Беларусь.

Ответ участкового инспектора милиции – «потому что в бланке протокола об административном правонарушении нет отдельной графы для указания этих сведений». Далее мне было сказано, что бланк протокола разработан ГУВД Мингорисполкома и чтобы все вопросы я адресовал им.

На мой вопрос «Чем вы должны были руководствоваться: нормой части 4 ст.8.4 ПИКоАП, обязывающей вас внести соответствующие данные о времени задержания или бланком протокола?» участковый инспектор милиции твердо и ясно ответил, что он руководствуется протоколом об административном правонарушении, разработанным ГУВД, и еще раз повторил, чтобы все вопросы адресовались в ГУВД.

Всё. Вопросов к данному субъекту после таких блестящих ответов у меня как у защитника не было.

Оставался еще один герой данной истории – старший инспектор оперативно-дежурной службы, поместивший гражданина Н., якобы прибывающего в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и нравственность, в КПЗ этого РУВД.

Допросить данного субъекта в ходе рассмотрения дела не удалось, но исходя из его объяснений следует, что он поместил гражданина Н. без составления каких либо документов в КПЗ, не найдя необходимости в их составлении.

Обратимся еще к одному нормативному акту.

В соответствии с пунктом 11 Правил содержания физического лица, в отношении которого применено административное задержание, утвержденных Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 21.11.2013 N 996, основанием для содержания задержанных лиц в месте содержания являются:

протокол административного задержания физического лица;

постановление органа, ведущего административный процесс, о депортации иностранного гражданина или лица без гражданства, вынесенное в случаях и порядке, установленных ПИКоАП об административных правонарушениях.

Ничего, никакого из вышеназванных документов составлено не было.

Вот так, в 21 веке в государстве, которое в Конституции названо правовым, без всяких на то оснований, без составления процессуальных документов, руководствуясь собственным усмотрением отдельный правоприменитель незаконно и необоснованно ограничивает (если не лишает) свободы гражданина Республики Беларусь.

Одни милиционеры вводят в ПИКоАП новых участников процесса; другие при привлечении к ответственности граждан используют новые источники доказательств; третьи, не начиная процесса, проводят процессуальное действие — освидетельствование на алкоголь и наркотики, а полученные таким образом незаконные результаты используют для привлечения к ответственности; четвертые предупреждают об ответственности по статье, где лицо, которое предупреждают об ответственности, не является субъектом; пятые вообще не слышали про институт права на защиту в административном процессе и сгоняют целых 5 патрульных автомобилей к пешеходу, к которому приехал на помощь адвокат; шестые в суде говорят, когда им выгодно: «Так законом это не запрещено», а когда не выгодно «Так законом это не предусмотрено».

А седьмые руководствуются бланком протокола об административном правонарушении (или освидетельствования), а не тем самым кодексом, который собственно говоря, и прописывает, что это бланк протокола должен в себя включать. Список можно продолжать долго и упорно.

И возникает резонный риторический вопрос – а зачем нам нужен вообще этот ПИКоАП, если его нормы основная масса правоприменителей игнорирует, не соблюдает, на своем локальном уровне путем составления процессуальных документов вносит в него изменения, а как в случае с гражданином Н. – вообще руководствуется не буквой Закона, а бланком протокола и собственным усмотрением?

адвокат МиноблЮК №2, магистр юридических наук Латышев П.С.

http://advokat-latyshev.by/opinions/kogda_blank_protola_stoit_vushe_zakona/

2614