Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

Правоприменение по-Мозырски: два капитана и якобы нарушение парковки

Автор: Тетерич Александр,

https://www.facebook.com/tetericha

 

Каждый городок нашей с вами Родины уникален и неповторим. Не исключение и славный город Мозырь, в котором я проживаю. Ведь только здесь вас встретят самые лучшие инспекторы ДПС, которые поразят вас глубиной знаний нормативных правовых актов.

Но эти инспекторы ДПС не стоят на месте, они хотят постоянно совершенствоваться в своих умениях и навыках. Видимо поэтому после 3-х предыдущих прекращений дел об административных правонарушениях они всё равно пытаются найти хоть какой-нибудь, хоть и зачастую вымышленный, повод зацепить меня, и тем самым пополнить свой багаж знаний.

Так и произошло в этой ситуации, которую сегодня я вам опишу, а адвокат Латышев П.С. прокомментирует.

 Действующие лица данного эпического представления под названием «дело об административном правонарушении»:

  1. Жительница г. Мозыря, по совместительству моя соседка, которая вызвала ОГАИ, сказав, что мой автомобиль припаркован так, что она не может залезть в свой автомобиль – гражданка Кот.

  2. Её подруга, бывший инспектор ДПС ОГАИ Мозырского РОВД, которая засветилась еще по самому первому моему делу в 2014 году – гражданка Ков.

  3. Два капитана – инспекторы ДПС ОГАИ Мозырского РОВД – инспектор Куз. и инспектор Мел.

  4. Мимолетный участник спектакля – старший инспектор по административной практике Зах.

  5. Прокурор Мозырского района – товарищ Син.

 Мега-дело в отношении меня по ч.1 ст.18.22 КоАП было начато 25.04.2017 г., а постановление о прекращении административного процесса было вынесено 22.06.2017 г. За практически 2 месяца из нескольких страниц дело утолщилось до 130 страниц, при этом еще около 30 страниц бумаги было получено мной за это время в качестве ответов на мои жалобы и ходатайства. При том, что санкция статьи предусматривала либо предупреждение, либо штраф в размере 1 базовой величины.

Товарищи из милиции и прокуратуры затратили гораздо больше средств на бумагу, чернила и лекарства, а по итогу дело всё равно было прекращено за отсутствием состава. Риторический вопрос – а стоило ли начинать?

При этом данное мега-дело, расследование по которому длилось как расследование по уголовному делу (2 месяца) после его прекращения сразу же затребовала Гомельская областная прокуратура и, о чудо, сразу же нашла нарушения норм ПИКоАП при ведении административного процесса в отношении меня со стороны сотрудников ОГАИ. При том, что им было отправлено 2 десятка жалоб и до момента прекращения они в упор не видели этих же самых нарушений, которые сразу же появились после прекращения дела. Но обо всём по порядку.

 Акт 1. Что произошло.

 Солнечным вечером 25 апреля 2017 года гражданка Кот., которая находится в плохих отношениях практически со всеми жильцами нашего дома и которая вообще не умеет парковать своё транспортное средство, видимо перегревшись на солнце, почему то решила, что мой автомобиль перегораживает ей доступ в её автомобиль.

 Из объяснений гражданки Кот.

 Объяснения

 По этой причине (именно невозможность открытия дверей автомобиля) она и вызвали инспекторов ДПС.

 При этом обратим внимание, как располагались автомобили:

 расположение автомобилей

расположение автомобилей

 Расстояние между бордюрным камнем и авто гражданки Кот. такое, что туда еще можно припарковать мотоцикл. Припарковавшись таким образом она, естественно, уменьшает место для парковки других автомобилей. При этом, обратите внимание, что доступ в автомобиль свободен – в него можно сесть через левую переднюю и левую заднюю двери. Поэтому причина вызова надуманная и голословная и свидетельствует о факте заведомо ложного сообщения о правонарушении.

 Но на место данного ужасного злодеяния прибывают доблестные инспекторы ДПС Мозырского РОВД – капитаны Мел.и Куз.

 С самого начала инспектор Куз. решает, что здесь имеет место ДТП и начинает подгонять ситуацию под так называемую «подставу на ДТП», чтобы зафиксированная им «палка» была «пожирнее». Однако, через некоторое время он понимает, что со мной данный фокус не пройдет.

 После этого, опросив гражданку Кот., пообщавшись с её подругой – бывшим инспектором ДПС Ков., после манипуляций с автомобилем гражданки Кот., бразды якобы административного процесса берет на себя инспектор ДПС Мел. После примерно двухчасового раздумывания и совещания инспектор ДПС Мел.выдаёт, что мной был нарушен пункт 139 ПДД и я подлежу ответственности по ч.1 ст.18.22 КоАП.

 Протокол об административном правонарушении содержит следующую фабулу обвинения:

 Фабула обвинения из протокола об АП

 Обращаю внимание, что мой автомобиль уже «создал препятствие для движения автомобилю Ситроен ». Между тем, если подняться чуть выше и еще раз почитать объяснения гражданки Кот., то из них чётко видно, что мой автомобиль мешал ей открыть двери (что тоже ложь), а не препятствовал движению.

 После подобного заявления инспектора ДПС Мел. и предыдущего заявления по факту ДТП от инспектора ДПС Куз., я понял, что знаний у данных инспекторов немного и в устной форме разговор с ними бесполезен.

 Это подтвердилось еще и тем, что инспектор ДПС Мел. вырвал у меня из рук протокол объяснений и на повышенных тонах заявлял мне, дословная цитата: «никто с Вами нянькаться не будет. Я не намерен ждать, пока вы допишете».

Таким образом, инспектор ДПС Мел. не дал дописать в него те факты, которые имели значение для установления объективной истины по делу об административном правонарушении.

 После этого, мной были подготовлены 4 письменных ходатайств, а именно:

  1. О допуске в качестве моего защитника адвоката МиноблЮК №2 Латышева П.С., на стадию административного процесса по составлению в отношении меня протокола об административном правонарушении. Об этом мной отмечено в графе объяснения лица, в отношении которого ведется административный процесс.

  2. Об опросе свидетелей произошедших событий.

  3. О приобщении к материалам дела видеозаписи, находящейся в патрульном автомобиле ДПС.

  4. О составлении план-схемы осмотра места якобы административного правонарушения.

 О подготовке и вручении данных ходатайств было отмечено мной в графе объяснения лица, в отношении которого ведется административный процесс.

 Объяснения по ходатайствам

 Но инспектор ДПС Мел. так спешил на службу и так хотел покинуть сие ужасное место совершения тяжелейшего правонарушения, что забыл и про статью 2.8 ПИКоАП (обеспечение права на защиту), и 10.6 ПИКоАП (про обязанность разъяснения прав и обязанностей), и 10.7 ПИКоАП (про разрешение ходатайств) и про другие статьи ПИКоАП, и очень быстро со своим товарищем – инспектором ДПС Куз. покинули место событий.

 Акт 2. Исчезнувшие ходатайства

 Мне абсолютно не понравилось поведение инспектора ДПС Мел. по отношению к поданным мной ходатайствам и я 26 апреля 2017 года обратился с ходатайством на имя начальника ОГАИ Мозырского РОВД, в котором просил:

«…НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО уведомить меня в письменной форме о результатах рассмотрения поданных мной 4 ходатайств, которые были вручены инспектору ДПС ОГАИ Мозырского РОВД Мел. 25.04.2017 г., о чем имеется отметка в протоколе об административном правонарушении ГСБ 0851238…».

 Далее мне приходит следующий ответ за подписью зам.начальника Мозырского РОВД:

 

 То есть из меня сделали ополоумевшего человека, который сам не помнит, что он делал и что кому передавал. То есть я, видимо, находился в психическом бреду, и моя рука самостоятельно отдельно от моего разума написала, что я прикладываю к протоколу об административном правонарушении 4 письменных ходатайств.

 При этом, в протоколе нет ни единой отметки или возражения инспектора ДПС Мел. о том, что ходатайств я ему не заявлял и не подавал.

 До сегодняшнего дня судьба поданных мной 25.04.2017 г. ходатайств неизвестна. Может быть их кто то порвал, может быть их кто то выкинул – я не знаю. Прокурор Мозырского района товарищ Син., которому подавалась жалоба по факту исчезновения ходатайств, признал, что здесь всё «законно и обоснованно». И об этом сейчас как раз и пойдёт речь.

Акт 3. Меры прокурорского реагирования товарища Син.

 Не согласившись с действиями инспекторов ДПС Мел. и Куз. я в порядке главы 7 обратился с соответствующими жалобами в прокуратуру Мозырского района.

Всего в данный государственный орган мной было подано около 10 жалоб по данному делу об административном правонарушении. Все они были отправлены на рассмотрение в ОГАИ Мозырского РОВД. При том, что одна из них касалась зам.начальника Мозырского РОВД – подполковника, и даже она была отправлена на рассмотрение начальнику ОГАИ – майору, лицу, нижестоящему по должности и званию. Но, видимо, товарища Син. это отнюдь не смутило.

Вот что приводил товарищ Син. в обоснование «спихивания» моих жалоб:

 

 Поэтому, на основании ч.1 ст.7.2 ПИКоАП, мои жалобы отправились в дело об административном правонарушении и подлежали рассмотрению вместе с ними.

 Еще с 2014 года у меня укоренилось мнение, что в прокуратуре Мозырского района действует свой свод законов, отличающийся от всех остальных. Местная прокуратура не знает элементарных правовых норм и не умеет их анализировать.

 Во всех своих жалобах я приводил тот аргумент, что ни на момент подачи жалобы, ни на момент их отсылки я, в соответствии со ст.10.26 ПИКоАП не был уведомлен об окончании подготовки дела к рассмотрению, в соответствии со ст.10.28 ПИКоАП я не был ознакомлен с материалами дела и по существу не были разрешены поданные по делу ходатайства. При этом, в материалах дела отсутствовал процессуальный документ о направлении дела на рассмотрение. Из этого следовал вывод о том, что дело на рассмотрение направлено быть не могло и не было, и моя жалоба подлежит рассмотрению в органе, куда она адресовалась, то есть прокуратурой Мозырского района.

 Однако для прокурора Мозырского района товарища Син. этих норм права не существует, они им были полностью проигнорированы, а жалобы «спихнули» для рассмотрения в тот орган, действия должностных лиц которого я обжалую.

 Именно это действие и является мерой прокурорского реагирования товарища Син.

 Гомельская областная прокуратура тоже не нашла нарушение ПИКоАП ни в действиях товарища Син., ни в действиях инспекторов на стадии до вынесения постановления по делу.

 Однако как только было вынесено постановление о прекращении в отношении меня административного процесса, они резко зашевелились и истребовали дело, после чего нарушения Закона быстро нашлись.

 

 Интересная ситуация, не правда ли? Сначала нарушений нет, а как только дело прекращается – нарушения появляются.

Акт 4. Два месяца непонятно чего

02.05.2017 года я явился в ОГАИ на рассмотрение дела. Рассмотрения не получилось по непонятным причинам. Тогда я решил узнать судьбу своих ходатайств, после чего в эпическое представление вступил новый герой – старший инспектор административной практики Зах.

 Придя в кабинет номер 7 ОГАИ Мозырского РОВД, между мной и инспектором Зах. произошел диалог, из которого следовало, что ответ на мое ходатайство об ознакомлении с материалами дела мне отправлен.

После этого, я попросил ознакомить меня с делом после чего услышал от майора милиции Зах. следующую фразу, дословная цитата:

«…Получите письменный. Сейчас идет административный прием ГРАЖДАН административной комиссией…».

Это выражение подтверждается видеозаписью, на которой это выражение звучало с 15 часов 17 минут 25 секунд по 15 часов 17 минут 29 секунд (07 минута 19 секунда – 07 минута 23 секунда видеофайла).

Таким образом, в тот момент времени шёл прием именно ГРАЖДАН Республики Беларусь, к которым старший инспектор административной практики Зах. меня не относит, считая, что я не гражданин Республики Беларусь, и что я не имею прав гражданина и не могу в тот момент времени (02.05.2017 г. в 15 часов 17 минут) реализовывать их, находясь в ОГАИ Мозырского РОВД Гомельской области.

 Я считаю, что это выражение носит глубокий циничный оскорбительный подтекст, который унижает меня как человека и как действительного гражданина нашей Родины.

 Однако вышестоящие начальники и зам.начальники не усмотрели никаких нарушений в действиях этого должностного лица. Обжалование их решений еще впереди.

 С 25.04.2017 г. по 22.06.2017 г. мной, а затем и моим защитником – адвокатом Латышевым П.С., который присоединился к данном делу после отпуска в начале июня, было подано еще около 30 ходатайств по делу. Мы просили разъяснить, а что, собственно говоря, произошло и почему в отношении меня ведется административный процесс.

 Мы просили разъяснения, почему я являюсь субъектом правонарушения, почему инспекторы ДПС усмотрели в моих действиях объективную сторону, отдельно были заявлены ходатайства по разъяснению статусов участников административного процесса, почему в материалах дела присутствует рапорт и т.д.

 По своей сути ответов по существу по ходатайствам мы не получили. Как и не были разрешены все поданные мной жалобы.

 Отдельно я просил истребовать видеозапись с камер наружного видеонаблюдения с того дома, где я живу, на которых были зафиксированы все события. Отмечу, что мной самостоятельно эти видеозаписи были истребованы и сохранены на мой компьютер. Однако, в силу ст.6.1 ПИКоАП, обязанность доказывания моей виновности лежит на должностном лице органа, ведущего административный процесс, и в силу ст.2.7 ПИКоАП, именно он должен это делать, а не я доказывать свою невиновность. Я заранее предупредил руководство дома не удалять эту запись с соответствующих носителей.

На сегодняшний день я ответа на данное ходатайство вообще не получил, а в устной форме мне сказали, что инспекторы ДПС ездили к руководству нашего дома и там сказала, что видео не сохранилось. Между тем, это очередная ложь инспекторов ДПС. Видео сохранено там до сих пор, а к руководству дома, кроме меня, никто не обращался.

 Еще большее недоумение и вопросы к профессиональным навыкам зам.начальника Мозырского РОВД вызвал у меня ответ на моё ходатайство относительно разъяснения наличия в моих действиях субъективной стороны вменяемого в вину правонарушения, а именно интеллектуального и волевого моментов вины, а также мотивов и целей совершения данного правонарушения. Вот выдержки из ответа:

 

 В моей редакции ПИКоАП есть две нормы права, которые обязывают орган, ведущий административный процесс, доказывать мою виновность:

  1. ч.2 ст.6.1 ПИКоАП, обязанность доказывания наличия оснований для административной ответственности, вины лица, в отношении которого ведется административный процесс, и обстоятельств, имеющих значение для дела об административном правонарушении, лежит на должностном лице органа, ведущего административный процесс.

  2. ч.1 ст.6.2 ПИКоАП, по делу об административном правонарушении подлежат доказыванию:

виновность физического лица в совершении административного правонарушения.

 Давать какой либо комментарий по приведенному выше ответу бессмысленно, потому что этот ответ не основан ни на чем. Я не знаю, как можно не увидеть и не прочитать, что содержится в ч.1 ст.6.2 ПИКоАП.

 Далее, после неоднократного посещения ОГАИ 03.06.2017 г,, 17.06.2017 года (на эти даты было назначено рассмотрение дела), нас с защитником наконец то уведомили, что данное мега-дело будет рассматриваться  22.06.2017 г.

 При этом, ни меня, ни защитника так по сей день и не ознакомили с материалами дела об административном правонарушении, которые были бы оформлены в соответствии со всеми стандартами инструкции по делопроизводству.

 07.06.2017 г. в ОГАИ Мозырского РОВД был назначен новый начальник. Он объективно и беспристрастно подошел к оценке обстоятельств и материалов дела и вынес постановление о прекращении в отношении меня административного процесса за отсутствием в деянии состава административного правонарушении.

 Но прежде чем это было сделано, нас с защитником ждала финальная часть затеянного представления – опрос инспекторов ДПС Мел. и Куз.

 Честно, повеселился я от души. Фактически, ни на один вопрос данные инспекторы ДПС не ответили. При этом, инспектор ДПС Куз. явился к своему непосредственному начальнику в грязной измазанной одежде и в неприглядном внешнем виде, мотивировав это тем, что он из леса, где чинил свой автомобиль. Мне лично было бы стыдно являться в таком виде к своему начальнику.

 Больше всего мне понравился вопрос от начальника ОГАИ относительно того, как инспекторы ДПС определили, что я являлся водителем, который ставил транспортное средство на стоянку и нарушил правила парковки, заблокировав выезд т\с гражданки Кот.

 Инспектор ДПС Мел. пояснил, что я являюсь собственником т\с Опель, и поэтому я априори всегда являюсь его водителем. То есть инспектор ДПС Мел. постоянно ходит за мной со свечкой и смотрит, что из моей семьи только я управляю данным т\с и в моей семье больше ни у кого нету водительского удостоверения. Но при этом инспектор ДПС Мел. 25.04.2017 г. не видел, как именно я парковал т\с Опель на стоянку.

 Инспектор ДПС Куз. выдал еще более одиозную фразу – «Так мне ЛЮДИ сказали». При этом, на уточняющий вопрос, какие конкретно люди, их ФИО, почему инспектор ДПС их не опросил, товарищ Куз. ничего внятного ответить не смог. И это инспектор, который уже не первый десяток лет работает в милиции. «Люди сказали» — это самый лучший аргумент для привлечения гражданина к ответственности.

 

 Дело вроде бы и закончилось опять полной победой стороны защиты. Но остались вопросы к компетентности этих вот самых инспекторов ДПС Мел. и Куз.

А также вопросы к тому человеку, кто готовил текст постановления. Текст абсолютно немотивированный, а также противоречивый. Попытка получить мотивировочную часть постановления была встречена в штыки. Об этом в ближайшем будущем мы опишем в отдельной статье.

Комментарий от защитника – адвоката МиноблЮК №2, магистра юридических наук, Латышева П.С.

Это уже 4 дело об административном правонарушении в отношении Александра, по которому я даю комментарий. И такая тенденция, что чем проще дело, тем больше нарушений Закона допускают инспекторы ДПС по нему. Мы с Александром начинали работу по делу по обвинению его в совершении правонарушения по ч.10 ст.18.14 КоАП в 2014 году, когда инспектор ДПС ОГАИ Мозырского РОВД за 2,5 километра до места событий при закруглении дороги увидел, что Александр пересек линию разметки 1.1, а теперь пришли к тому, что один инспектор ДПС считает, что раз человек является собственником ТС, то он в 100 % случаев является и водителем это ТС, то есть в 100 % случаем управляет им, а доступ 3-их лиц к этому ТС абсолютно невозможен, а второй инспектор ДПС считает его водителем, потому что «Люди так сказали», при этом без ссылок на конкретных свидетелей.

Что происходит в ОГАИ Мозырского РОВД мне, как юристу, сказать сложно. Это не выразишь нормальным юридическим языком. Здесь происходит нарушение элементарных правовых норм и принципов административного процесса, здесь появляются новые участники процесса, новые источники доказательств, а другие прямо прописанные нормы права, наоборот, здесь не действуют.

 Данное дело об административном правонарушении подняло как ряд старых вопросов, возникающих в административном процессе, так и ряд новых. Проанализируем всё по порядку.

 Александру вменяется в вину нарушение пункта 139 ПДД, ответственность за нарушение которого предусмотрена ч.1 ст.18.22 КоАП.

 В соответствии с вышеуказанным пунктом 139 ПДД, транспортные средства разрешается ставить на стоянку с соблюдением требований дорожных знаков и горизонтальной дорожной разметки, а при их отсутствии — при условии рационального использования места стоянки, не создавая препятствия для доступа к находящимся на нем другим транспортным средствам и их последующего движения.

 Исходя из толкования вышеуказанного пункта путем применения соответствующих Законов формальной логики, вытекает, что нарушение данного пункта имеет место быть при одновременном наличии двух условий:

  1. одно транспортное средство создает препятствие для доступа к другому транспортному средству,

и

  1. это другое транспортное средство собираются сразу же приводить в движение и двигаться на нем.

При этом в материалах дела об административном правонарушении имеется протокол опроса гражданки Кот., в котором она указывает, что транспортное средство Александра, припаркованное на стоянке, мешало ей проникнуть в свое транспортное средство. При этом, на имеющихся в материалах дела фотографиях чётко и ясно видно, что к левой передней и левой задней двери автомобиля гражданки Кот. имеется СВОБОДНЫЙ доступ. В своих объяснениях от 25.04.2017 г. гражданки Кот. ВООБЩЕ ни слова не сказала о том, что транспортное средство, принадлежащее Александру, мешало движению её автомобиля.

 Да и даже если бы она это указала, видео с камеры видеонаблюдения, установленной на подъезде дома, в котором проживают Александр и показывает, что она без проблем, без принудительной перестановки автомобиля Александра или каких либо манипуляций с ним, покинула на своем автомобиле стоянку возле дома, где проходили события.

 До сих пор остается неясным, из каких фактических данных инспекторы ДПС установили, что автомобиль Александра препятствовал выезду и почему они указали это в протоколе об административном правонарушении, когда фактический заявитель – гражданка Кот. – об этом нигде не сказали и не написала. Говоря языком ранее действующей редакции Директивы Президента Республики Беларусь №2, инспектор ДПС Мел. при составлении протокола об административном правонарушении допустил «отсебятину» при применении нормы права.

 Исходя из имеющихся у стороны защиты объективных данных (доказательств) как то: видео, свидетели, фото с места события; в действиях Александра полностью отсутствует нарушение пункта 139 ПДД по мотивам, описанным выше. Но это понимали мы, начальник ОГАИ, но никак не инспекторы ДПС Куз. и Мел.

 Следующим обстоятельством, подлежащим выяснению, являлось установление, почему инспекторы ДПС определили Александра как субъекта правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.18.22 КоАП, то есть как водителя, припарковавшего соответствующее транспортное средство на соответствующей стоянке.

 В материалах дела об административном правонарушении имелись:

  1. Протокол опроса гр-ки Кот. от 25.04.2017 г.

В этом протоколе не было ни слова о том, что она видела, как именно Александр 25.042017г. парковал ТС Опель на стоянке возле дома.

 

При этом в данном протоколе опроса инспектор ДПС Куз. не указал, а в качестве кого он опрашивал гражданку Кот. На этот вопрос инспектор ДПС Куз. не смог ответить и при рассмотрении дела 22.06.2017 г.

При этом, в силу ст.6.14 ПИКоАП, данный протокол опроса получен с нарушением Закона (не указан процессуальный статус опрашиваемого), и поэтому фактические данные, изложенные в нем, являются недопустимыми и не имеют никакой юридической силы.

  1. Протокол опроса Александра от 25.04.2017 г.

Этот процессуальный документ вообще является недопустимым источником доказательств.

 

Я заявил соответствующее ходатайство, в котором просил указать мне пункт, часть и статью в ПИКоАП Республики Беларусь, в которой говориться о том, что к источникам доказательств в административном процессе относятся «объяснения собственника», поскольку в ст.6.3 ПИКоАП такого источника доказательств нет. Моё ходатайство было проигнорировано. На рассмотрении дела 22.06.2017 г. я задал соответствующий вопрос инспектору ДПС Мел., который не смог указать, где в ПИКоАП закреплен соответствующий источник доказательств.

  1. Рапорт инспектора ДПС Мел.

В ст.6.3 ПИКоАП Республики Беларусь также отсутствует такой источник доказательств, как рапорт. По предыдущему делу Александра в 2015 году нами было получено постановление Председателя Верховного суда, в котором он указывал, что «…в материалах дела имеется рапорт сотрудника ГАИ Д., который, согласно ст.6.3 ПИКоАП, также к допустимым источникам доказательств не относится..».

  1. Протокол об административном правонарушении от 25.04.2017 г.

Фактические данные, изложенные в этом источнике доказательств, были получены в отсутствие защитника при соответствующем устном и письменном ходатайстве со стороны Александра. Этим самым было грубейшем образом нарушено право Александра на защиту, закрепленное в статье 2.8 ПИКоАП и в статье 62 Конституции Республики Беларусь, и эти фактические данные, изложенные в протоколе, являются недопустимыми.

 Всё, больше никаких доказательств по делу не было. То есть, фактически в материалах дела отсутствовали вообще объективные данные о том, что Александр являлся водителем ТС Опель 25.04.2017 г, что именно он ставил его на парковку. Абсолютно непонятно, из чего исходили инспекторы ДПС Мел. и Куз., составляя в отношении Александра протокол об административном правонарушении.

 При всём и при этом, в материалах дела вообще отсутствовали допустимые по делу доказательства. Нами было насчитано более 40 нарушений процессуального Закона, допущенных органом, ведущим административный процесс, за время его ведения.

 Но больше всего меня удивил ответ инспектора ДПС Мел. – человека с высшим юридическим образованием, капитана милиции, который в органах не первый год – на мой вопрос относительно того, как было реализовано и обеспечено право Александра на защиту этим инспектором 25.04.2017 г. Этот инспектор сказал при своем начальнике: «Я не знаю, как ответить на этот вопрос». Просто без комментариев.

 Также одним из новых вопросов, поднятых этим делом, является вопрос относительно окончания подготовки дела к рассмотрению и направления его на рассмотрение, и тем самым вопроса относительно реализации права гражданина на подачу жалобы в порядке главы 7 ПИКоАП.

 Прокурором Мозырского района было указано, что Александр был уведомлен о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении, а также, что в соответствии со ст.10.26 ПИКоАП, составлением протокола об административном правонарушении была окончена подготовка дела к рассмотрению.

 Начнем мы с первого вопроса.

 Ч.2 ст.10.2 ПИКоАП, четко и ясно указывает, какие сведения должен содержать протокол об административном правонарушении. Этот перечень является исчерпывающим. Последним пунктом в этом перечне указывается «Иные сведения, необходимые для разрешения дела».

Вот как это выглядит наглядно:

 

«Место и время рассмотрения административного дела» выделено отдельной графой и не относится к графе «Иные сведения». При этом, в законодательстве Республики Беларусь отсутствует такое понятие как «административное дело», используется другая терминология.

 Таким образом, протоколы об административных правонарушениях в Республике Беларусь содержат не предусмотренные ч.2 ст.10.2 ПИКоАП графы относительно уведомления о месте и времени рассмотрения дела, что является недопустимым.

 В свою очередь, ч.1 ст.10.9 ПИКоАП, не предусматривает такого порядка вызова участника административного процесса, как через отметку в протоколе об административном правонарушении.

Эта отметка не является ни повесткой, ни телефонограммой, ни иным средством связи.

 Таким образом, данные, записанной в этой графе, не наполнены никаким юридическим смыслом, являются противозаконными, и не являются надлежащим способом уведомления участника процесса о его вызове куда бы то ни было.

 Соответственно, прокурор Мозырского района, незаконно и необоснованно сделал ссылку в ответе, что Александр был уведомлен о времени и месте рассмотрения дела.

 Далее прокурор делает ссылку на ст.10.26 ПИКоАП и указывает на то, что подготовка дела к рассмотрению была окончена составлением протокола об административном правонарушении.

 Между тем, в статье 9.5 ПИКоАП республики Беларусь указывается, что при наличии поводов и оснований для начала административного процесса административный процесс считается начатым с момента:

  1. составления протокола об административном правонарушении.

 То есть, имеет место пробел в Законе: составлением протокола об административном правонарушении административный процесс начинается и его же составлением оканчивается подготовка дела к рассмотрению.

 По настоящему делу мы от правоохранителей так и не добились ответа на вопрос, какую роль сыграл протокол об административном правонарушении – начало административного процесса или окончание подготовки дела к рассмотрению. Вопрос остался открытым.

 В опровержение позиции прокурора о том, что дело на рассмотрение направлено быть не могло и поэтому не действует ч.1 ст.7.2 ПИКоАП по перенаправлению жалобы на действия сторона защиты указывала следующее:

  1. В материалах дела об административном правонарушении ОТСУТСТВУЕТ процессуальный документ, свидетельствующий, что дело об административном правонарушении в отношении Александра направлено на рассмотрение.

  2. В соответствии с ч.2 ст.10.26 ПИКоАП, об окончании подготовки дела об административном правонарушении к рассмотрению либо о прекращении дела об административном правонарушении уведомляются лицо, в отношении которого ведется административный процесс, лицо, в отношении которого дело об административном правонарушении прекращено, потерпевший, их законные представители или представители, защитник. Указанным лицам разъясняется их право знакомиться с материалами дела об административном правонарушении.

Уведомление выглядит следующим образом:

 

Такого уведомления Александр не получал.

 Дело об административном правонарушении отправляется на рассмотрение ТОЛЬКО после ознакомления лица, привлекаемого к ответственности, с материалами дела и разрешения ВСЕХ поданных ходатайств после ознакомления.

 По сегодняшний день Александр НЕ ОЗНАКОМЛЕН, в соответствии со ст.10.28 ПИКоАП с материалами дела об административном правонарушении в отношении него В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ, и по делу не разрешены ВСЕ поданные мной ходатайства. Не был он с ним ознакомлен и на момент подачи соответствующих жалоб.

 Таким образом, без исполнения ВСЕХ вышеназванных требований Закона, дело об административном правонарушении не отправлено на рассмотрение и ч.1 ст.7.2 ПИКоАП (жалоба, поступившая после направления дела об административном правонарушении в суд, орган, ведущий административный процесс, уполномоченные его рассматривать, рассматривается вместе с делом об административном правонарушении) здесь не действует.

 P.S. Данное дело затронуло и другие вопросы, касающиеся административного процесса: содержание постановления; изготовление мотивировочной части постановления; оформление дела об административном правонарушении и другие. Все эти вопросы станут предметом отдельных статей, которые мы подготовим в ближайшем будущем.

Рубрики:
66