Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По всем вопросам звоните или пишите:

+375 44 77-361-33, info@jurcatalog.by

О практике применения измерителя скорости «Бинар»

Три года и 8 месяцев прошло с момента моей публикации статьи на тему практики применения измерителя скорости «Визир».   С того момента прошел уже значительный промежуток времени, однако правоприменительная практика по вопросам привлечения к ответственности за превышение скорости едва сдвинулась с мертвой точки. Изменилось только название прибора, а методы привлечения к ответственности и используемые подходы к формированию доказательственной базы по данному составу административного правонарушения со стороны инспекторов ДПС остались те же.

В сегодняшней нашей статье речь пойдет об измерителе скорости «Бинар» и неоднозначных результатах его работы, которые были названы органом, ведущим административный процесс, а также судами, проверявшими законность и обоснованность вынесенного по делу постановления лишь «неточностями». Мой клиент со 100% уверенностью утверждает, что скоростной режим он не нарушал, а полученные данные не могут лежать в основе привлечения его к административной ответственности.   Согласно данным протокола об административном правонарушении, ситуация, произошедшая 13 сентября 2016 г., вполне обычная: водитель Рено-Кангу на 28 км а/д Минск-Микашевичи Р-23 ехал со скоростью 124 км/ч, чем превысил установленную скорость движения в 90 км/ч на 34 км/ч.   Эти самые утверждения приводятся и в протоколах опросов инспекторов ДПС. Почему фактические данные, содержащиеся в протоколах опросов инспекторов ДПС не могут служить допустимыми и достоверными доказательствами, мы уже с вами уже рассматривали в моем интервью «Почему инспектор ГАИ не может быть свидетелем, а его напарник – только в определенных случаях».   Однако слова инспекторов, помимо того, что они являются недопустимыми по делу доказательства, не подтверждаются никакими материалами данного дела.   Давай те обратимся к фотографиям, на которых якобы запечатлен автомобиль моего подзащитного, двигающийся с превышением скорости.

Фотографии с ИС "Бинар"

Фотокопии, полученные с ИС «Бинар»

Именно данные фотоснимки стали основными доказательствами виновности моего подзащитного. Как указано в постановлении заместителя начальника ОГАИ Минского РУВД от 22 сентября 2016 г., доказательства «последовательны, логичны и согласуются между собой, собраны в соответствии с законом, в связи с чем являются относимыми и допустимыми. Сомневаться в достоверности полученных доказательств оснований не имею. Данные доказательства в совокупности считаю достаточными…».   К таким же выводам пришел и суд Минского района, и председатель Минского областного суда, рассматривающие жалобы моего клиента.   Однако по моему мнению, как защитника Дмитрия, если оценивать вышеуказанные фотографии с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности, то полученные с ИС «Бинар» фотоснимки ни одним из вышеназванных критериев оценки доказательств не обладают.   Еще в 2013 году мной в рамках научной деятельности были выдвинуты соответствующие научные обоснования о том, какими должны быть доказательства в случае, когда водителя обвиняют в превышении скорости. Эти научные выводы были опробированы на соответствующих республиканских и международных конференциях, включены в научные сборники докладов ученых, были приняты научным сообществом и оценены соответствующими наградами. И что самое главное – данные мной научные выводы НИКЕМ официально не опровергнуты.

— Согласно ч.3 ст. 6.14 ПИКоАП, допустимыми признаются доказательства, полученные в установленном ПИКоАП порядке и из предусмотренных законом источников. Применительно к вопросу фиксации скорости для оценки допустимости доказательств сотрудники ДПС обязаны предоставлять информацию о том, в каком режиме происходила фиксация скорости (стационарном либо патрульном), о том, как был закреплен измеритель скорости (находился ли он на штативе или в руках у инспектора ДПС), условия эксплуатации (прибор находился в автомобиле или на открытом воздухе), использовался ли при эксплуатации термочехол. Также в  материалы дела должностное лицо органа, ведущего административный процесс, обязано приобщить копию свидетельства об обязательной государственной поверке, заверенного надлежащим образом со всеми необходимыми реквизитами.

 

Второй критерий – относимость. Относимыми доказательствами по составу административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.13 КоАП следует признавать только те фотографии\видеоролики, которые позволяют четко идентифицировать автомобиль правонарушителя. Основными и достаточными факторами для идентификации в подобных случаях будут являться регистрационный номер транспортного средства, фотоизображение лица, управляющего транспортным средством, а так же конструктивные и индивидуальные особенности транспортного средства (декоративные элементы, нанесенная реклама или аэрография).

 

Наконец, третье – достаточность. Применительно к фиксации скорости достаточными доказательствами должны признаваться ряд фотографий (3-5 штук) или короткий видеоролик (7-10 сек), фиксирующие превышение скорости конкретного автомобиля.

Однако в ситуации с Дмитрием теория и практика разошлись как в море корабли.

  1. Где произошло нарушение?

  В соответствии с п.1 ч.1 ст.6.2 ПИКоАП, по делу об административном правонарушении подлежат доказыванию наличие деяния, предусмотренного КоАП (время, место, способ и другие обстоятельства совершения административного правонарушения). В протоколе об административном правонарушении и в постановлении по делу указано, что правонарушение было совершено на 28 км. При этом на распечатках с прибора «Бинар» четко видно металлическое ограждение на разделительной полосе автодороги. Однако, на 28 км.а/д Минск-Микашевичи Р-23 какие-либо ограждения отсутствуют вовсе.

Понорами автодороги Р23 - 28 км

Понорама автодороги Р23 — 28 км

Орган, ведущий административный процесс и суд в ответ на это замечание в своих постановлениях отметили, что на снимке видна табличка «30». Указанный в протоколе километраж — это «неточность», которая «несущественна и не создает никаких правовых последствий», поскольку «скорость движения с 27-й по 31-й не изменяется и должна составлять не более 90 км/ч на всей протяженности данного участка».

  1. Можно ли идентифицировать автомобиль, и какова была его скорость?

  По мнению защиты, качество снимков не позволяет идентифицировать автомобиль. Об этом мой подзащитый сообщил инспекторам при составлении протокола, на этом настаивал впоследствии. Суд – наоборот – счел, что его регистрационный номер можно без проблем определить. Но проблема идентификации – не единственная претензия Дмитрия к снимкам. Как это видно, на них изображено несколько транспортных средств. Зафиксированная скорость могла принадлежать любому из иных транспортных средств.   В качестве доказательства невиновности Дмитрия стороной защиты в порядке, предусмотренном ПИКоАП было получено заключение специалиста Александра Коноплицкого по особенностям работы ИС «Бинар».   Как отметил специалист Коноплицкий А.Э., «..у этого прибора (как, к слову, и у ИС «Визир») угол зрения радиолокационного блока гораздо шире угла зрения длиннофокусной камеры видеоблока…   В итоге «могла иметь место следующая ситуация. Автомобиль Рено Кенгу движется с допустимой скоростью, а позади него, в попутном направлении, с превышением скорости движется другой автомобиль», — говорится в заключении.   Наконец, последнее. На представленных фотографиях, сделанных в 17:16:37 и 17:16:38 разница по времени составляет 1 секунду.

Фотография с ИС БИНАР

Фотокопия, где за 1 секунду скорость меняется со 122 км\ч до 0 км\ч

За это время, исходя из предоставленных фотографий, скорость автомобиля Рено Кенгу уменьшилась со 122 до 0 км/час, что технически невозможно. «Учитывая результаты расчета полученного ускорения при движении автомобиля Рено Кенгу, следует говорить о возможной технической неисправности данного ИС «Бинар», — отмечает Александр Коноплицкий и заключает:

«Таким образом, независимо от установленного в ИС «Бинар» режима работы, при наличии иных транспортных средств, двигающихся с «целью» и находящихся в «поле зрения» радиолокационного узла ИС «Бинар», установить какое транспортное средство движется со скоростью, указанной на фотографии, не представляется возможным» .

  Исходя из вышеизложенного следует вывод, что по данному делу со 100 % точностью не установлены ни автомобиль, ни место, ни скорость. То есть отсутствуют соответствующие объективные, допустимые, относимые достоверные, достаточные доказательства, подтверждающие виновность Дмитрия. Защита считает, что и протокол об административном правонарушении, и постановление по делу составлены и вынесены на предположениях, что является незаконным. Этим самым был грубо нарушен принцип презумпции невиновности. Однако на этом не заканчивается нарушение данного принципа по этому делу. Ни одно сомнение в обоснованности вывода о виновности Дмитрия во вменяемом в вину правонарушении не было истолковано в его пользу. Ни в ОГАИ, ни в суде Минского района, ни в Минском областном суде. А сомнений по данному делу хоть отбавляй.            

Впереди осталось последняя инстанция — Верховный суд Республики Беларусь.

Источник: http://advokat-latyshev.by/avto/binar/

1303