Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

В Беларуси хотят ввести уголовную ответственность за утрату документов

Бизнес-сообщество Беларуси взбудоражила информация о введении уголовной ответственности за непредоставление документов проверяющим органам. Это и неудивительно: впервые вводится ответственность за действия, не входящие в сферу возможностей привлекаемого человека. С таким же успехом можно говорить о введении ответственности «за необеспечение прыжка на 9 метров на соревнованиях». 

Эксперты и бизнес-сообщество выступают резко против введения подобной уголовной ответственности. В частности, на проведенном на днях Министерством экономики совещании резкой критике подверглась предлагаемая редакция ст. 243-1 Уголовного кодекса.

Справка 

В настоящий момент на согласовании в гос органах находится законопроект о введении в Уголовный кодекс Республики Беларусь (далее – УК) ст. 243-1, согласно которой непредоставление контролирующим органам документов, необходимых для исчисления налогов, сопряженное с неуплатой налогов в крупном размере (180 млн руб.) может повлечь максимальное наказание до 2 лет лишения свободы. Максимальный срок лишения свободы за непредоставление документов, сопряженное с неуплатой налогов в особо крупном размере (450 млн руб), составит 5 лет.

Сущность состава преступления заключается в следующем – при непредоставлении документов налоговые органы вправе посчитать налоги расчетным методом (например, по средним ставкам на рынке и иным показателям). Если документы не представлены и сумма доначисленных расчетным методом налогов составит более 1000 базовых величин, то будет наступать уголовная ответственность. То есть даже не будет требоваться как таковое уклонение путем занижения налоговой базы – достаточно того, чтобы сумма доначисленных налогов составляла 1000 базовых величин и более.

 

Эксперимент или продуманная инициатива?

Как отметили эксперты, введение подобной ответственности является попыткой решить проблему с конца. Проблема «пропажи» и «потери» документов, когда это выгодно, несомненно, присутствует. Но всегда и все должны помнить, что ответственность вводится за нарушение каких-либо правил, а не просто так. Убийство – нарушено базовое правило о сохранности жизни, закрепленное в Конституции, неуплата налогов – нарушены правила уплаты. Нельзя наказать за нарушение отсутствующих правил. Посмотрим, какие же правила есть в области хранения документов? Есть закон о бухучете, в котором отражена общая обязанность руководителя обеспечить ведение бухучета, есть немного подзаконных актов, носящих такой же характер. Есть обязанность по восстановлению бухучета – восстановлению и получению копий утраченных документов. И всё! А где правила передачи документов при смене руководителей? Где право нового директора требовать от старого предоставления документов? Где право на привлечение его же к ответственности, если он, образно говоря, «забил», забрал папку с документами и игнорирует запросы? Вот и получается, что последний директор, который не очень-то и виноват, будет нести ответственность за непредоставление документов. А директора иногда и умирают, и пропадают без вести.

Второй аспект проблемы – восстановление бухучета. Но в законе прописана обязанность по восстановлению, но не право требовать от контрагентов документы! Как отметил один из экспертов, госпредприятиям глубоко все равно, будут ли их контрагенты привлечены к ответственности – они просто игнорируют такие просьбы. Механизма нет! Можно долго биться за восстановление бухучета, но пока нет механизмов принуждения контрагентов к помощи в восстановлении, обязанность является бессмысленной.

Получается, в текущем состоянии дел введение ответственности за то, что документы не представлены без учета того, могли ли они, в принципе, быть представлены, больше похоже на какой-то полунаучный эксперимент – мол, мы введем, а потом посмотрим, как будут люди выкручиваться, как будут восстанавливать бухучет, как будут ругаться с бывшими директорами и так далее.

 

Уголовная ответственность как способ шантажа

По мнению экспертов, действующее законодательство дает возможность определить сумму налогов расчетным методом, после чего работой налоговых и иных органов является обеспечить взыскание налогов. Введение уголовной ответственности за такое абстрактное действие, как непредоставление, никакой цели, кроме как выступить средством шантажа, не преследует. Руководитель, над которым нависла такая угроза, даже если он и не виноват в отсутствии документов, предпочтет откупиться, заплатив сумму налогов. И вручать такую дубинку контролирующим органам – значит еще сильнее ухудшить инвестиционный климат.
Кроме того, текущее законодательство предусматривает достаточно механизмов по влиянию на лиц, нарушающих обязанности по хранению документов и использующих их для манипуляций с налогами. Если в результате «потери» документов будет совершено уклонение от уплаты налогов, то может применяться ст. 243 УК, которая как раз и наказывает за уклонение. Причем самостоятельной квалификации за уничтожение документов не требуется – все охватывается умыслом на уклонение. Если речь идет о непредоставлении документов – то есть ст. 13.8 Кодекса об административных правонарушениях, прямо предусматривающая ответственность за эти действия. Эксперты выразили непонимание целесообразности введения такой ответственности. Если административная ответственность в виде штрафа до 30 базовых величин является слишком незначительной, то можно говорить о его увеличении, дифференциации в зависимости от количества документов или оборота, не подтвержденного документами. Нет никакого смысла криминализировать в целом неосторожные деяния: ведь хоть непредоставление и активное действие, но причины непредоставления могут быть самые разные, в том числе и не находящиеся в сфере контроля привлекаемого лица.

 

Уголовная ответственность и Чехов

Вообще, действиям нашей власти в последнее время часто присуще решение разовых, штучных проблем введением тотальной ответственности и тотальных запретов. Вывела пара компаний на своих ИП с упрощенкой несколько миллиардов – всё, пошли требования вообще упрощенку запретить. Прячет пара бизнесменов долги в фирмах-банкротах, крутят с активами – всё, вводится тотальный запрет под угрозой ликвидации на открытие новых компаний всем, кто когда-либо был учредителем банкротящейся компании.

Вот и сейчас – легко обосновывать необходимость введения такой ответственности примерами изворотливых горе-бизнесменов, которые «теряют» документы компаний с миллиардными оборотами, немножко налогов заплатят и выйдут сухими из воды. Но тотально всех записывать в нарушители нельзя. Если переиначить известное выражение Чехова, то если в первом акте принимается непродуманная норма об ответственности, то в третьем акте в тюрьму сядет кто-то такой, которого сажать никак нельзя, и репутационный ущерб страны многократно превысит абстрактный предотвращенный ущерб. И самое главное – все будут действовать в рамках закона. Так нельзя. Надо бороться с конкретными виновными и махинаторами, а не записывать всех в преступники, надеясь, что настоящие тоже окажутся в их числе. Тут не работает принцип – отправляем на небо всех, а Бог разберется, кто свой, а кто чужой.


Дальнейшая работа над проектом закона

Понятно, что работа по согласованию позиций, редакций и нюансов применения продолжится. У этой идеи очень сильное лобби, поэтому непонятно, что получится в результате. Предпринимательские союзы против, бизнес против, эксперты против текущей редакции. В первоначальном варианте речь шла об ответственности за умышленное уничтожение документов бухгалтерского и налогового учета. Видимо, эта редакция статьи является единственно приемлемой, и ее будут добиваться представители бизнеса и эксперты.

 

В совещании участвовали представители Минэкономики (в том числе, департамента по санации и банкротству), АБ «Власова, Михель и партнеры» (Константин Михель), АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», ИП «Делойт и Туш» (Юрий Веремейко), аудиторской компании «Бейкер Тилли Бел» (Павел Царев), Республиканской коллегии адвокатов (Евгения Потапова), «Национальной экономической газеты» (Леонид Фридкин), журнала «Главный бухгалтер», а также журнала «Юрист» (Максим Половинко).

 

1546