Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Красть стыдно, не красть — дорого

Всегда выбирайте самый трудный путь — там вы не встретите конкурентов. 
Шарль де Голль

Из года в год Беларусь занимает далеко не последнее место в рейтингах инноваций, не без оснований отмечается высокий уровень развития нашей IT-сферы, белорусы реализуют уникальные бизнес-проекты на родине и за ее пределами. Все это помимо чувства гордости, казалось бы, должно вселять надежду в бесконечность новых идей в головах наших соотечественников, их способность находить для себя порой совершенно свободное место на нашем неизбалованном качественными товарами, и особенно сервисом, рынке.

Татьяна Игнатовская, партнёр SPP, адвокат. Специализация: конкурентное и антимонопольное право, IT/IP

Татьяна Игнатовская, партнёр SPP, адвокат.
Специализация: конкурентное и антимонопольное право, IT/IP

Стоит признаться, всегда получаю огромное удовольствие, когда моей команде приходится помогать клиентам в решении сложных задач при создании и защите инновационных продуктов, объектов интеллектуальной собственности, их внедрении, развитии и капитализации.

Иногда новые продукты бывают настолько интересными, что ты ждёшь не дождёшься, когда они будут реализованы в натуре, потому как правила адвокатской этики не позволяют поделиться с человечеством радостью, что скоро у нас будет новый отличный продукт. Радует, что с каждым днем растет количество бизнесменов, которые чутко и адекватно осознают ценность и важность результатов интеллектуальной деятельности своей команды, хотят их защитить и приумножить. Это нормальный вектор развития любого бизнеса, так как основной целью предпринимательской деятельности, даже согласно гражданскому кодексу, является извлечение прибыли.

Тем не менее, если углубиться в вопрос, становится очевидным, что зарабатывать деньги на объектах интеллектуальной собственности белорусы, в целом, любят только сами.

Очевидно, когда твоя компания год-другой трудится над разработкой внешнего вида будущего товара, добивается его лучших свойств и качеств для того, чтобы выйти на рынок более конкурентоспособной, чем предшественники, придумывает и создает бренд и вкладывается в продвижение, каждый уважающий себя бизнесмен знает, сколько этот запуск продукта для него стоил. И очевидно, в стоимости бренда, товара либо сервиса эта добавочная стоимость будет также отражена. Когда идет речь о своем товаре или услуге.

Любой разработчик программного обеспечения знает, сколько стоит конкретно для него его разработка, включая достаточно высокие заработные платы сотрудников этой сферы, помноженные на длительность времени, затраченного на создание продукта и устранение сбоев в его работе.

Уверена, почти все с этим согласятся. Потому что это очевидно. Но очевидно почему-то только тогда, когда мы говорим о своем продукте либо сервисе. Именно его нужно защищать от недоброжелателей и максимально эффективно использовать.

Когда же речь идет о чужих продуктах, то прицел взгляда наших сограждан часто кардинально меняется. Нашему бизнесу, даже успешному, часто искренне не понять, почему, например, правообладатель прав на программное обеспечение предлагает прекратить использование пиратских копий и купить легальный софт.

Действительно, это же слишком дорого и такие затраты не предусмотрены в бюджете, либо просто не позволят владельцам бизнеса получить ожидаемый профит. И почему компания должна покупать надлежащие права, когда общий уровень компьютерного пиратства в стране достигает 90 %? И почему сразу наказание? И почему мы? И почему что-то не работает, когда мы берем за основу своего продукта чей-то чужой? И почему мы удивляемся, когда такой неоплаченный чужой продукт дает сбой или даже причиняет вред и влечет необратимые последствия?

Все эти и другие вопросы данного логического ряда так и останутся риторическими, если мы честно не станем отвечать себе на другие, не менее риторические, вопросы.

Например, какая разница в том, что у тебя воруют – стул, товарный знак или компьютерную программу? И в том, и в другом, и в третьем случае это воровство.

Воровство – наказуемое законом деяние. Почему мы не удивляемся и сочувствуем работодателю, когда, например, узнаем, что его сотрудник уличен в воровстве на рабочем месте и бизнесу причинен ущерб? Мы обязательно будем считать, а возможно? даже и выскажемся публично с осуждением, что такая ситуация должна быть немедленно пресечена, а виновный привлечен к ответственности.

Почему же у белорусов другая позиция, когда дело касается незаконного использования чьих-то прав? Чем такой бизнес заслужил большей защиты, чем бизнес владельцев нематериальных объектов интеллектуальной деятельности? Почему мы совершенно искренне не готовы верить в то, что за это нужно тоже платить?А если нам очень дорого – мы почему-то не хотим выбирать продукты другой ценовой категории, но нарушения не допускать.

Этот ряд вопросов можно продолжать, но хочется закончить все же на жизнеутверждающей ноте и помечтать о том, что когда-нибудь Беларусь будет занимать верхние строчки в страновых рейтингах уважения и почитания чужих результатов интеллектуальной деятельности. И еще, что этот процесс будет основан на развитии технологий и повышении правосознания нашего бизнеса, а не на приписываемой нашим согражданам боязни наказания.

По материалам «Бизнес-ревю»

материал опубликован с согласия

Адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры»

1134