Заказать консультацию



Спасибо, мы скоро с вами свяжемся.

По рекламе и размещению в Юркаталоге звоните:

+375 44 77-361-33

Незаконная предпринимательская деятельность: преступление или …

Фото Алексея ЛукашоваВозложение на уголовный закон охранительной функции делает неизбежным наличие в нем большого числа норм с бланкетной диспозицией, в которых формулируется уголовно-правовой запрет на то или иное поведение путем закрепления признаков состава преступления не только в Уголовном кодексе (далее – УК, уголовный закон), но и в нормативных правовых актах иных отраслей законодательства. В результате предписания неуголовно-правовых норм в бланкетных диспозициях становятся уголовно-правовыми предписаниями [1, с. 15; 2, с. 210].

Немудрено, что выявление признаков составов преступлений, предусмотренных бланкетными диспозициями, становится сложной задачей, решение которой не всегда может быть однозначным, что достаточно часто демонстрируют наука и правоприменительная практика, по-разному отвечая на одни и те же вопросы, возникающие, в частности, при применении статьи 233 УК (незаконная предпринимательская деятельность).

Примером такого неоднозначного толкования уголовного закона может служить очередная статья М.Е.Денисюка, посвященная трем проблемным вопросам применения статьи 233 УК [3]. Решение одного из этих вопросов представляется спорным.

Автор статьи вслед за П.А.Гладким [4, абзац 100] утверждает, что уголовная ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность возможна только в том случае, если ее предметом выступает предпринимательская деятельность, которая в принципе может быть зарегистрирована [3, с. 83]. Делая это утверждение, исследователи исходят из разрешительного принципа государственной регистрации субъектов хозяйствования, о чем один из них прямо указывает в своей работе [4, абзац 99]. Однако данное утверждение не основано за законодательных актах Республики Беларусь.

С 1 февраля 2009 года в соответствии с подпунктом 2.1 пункта 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования»  (далее – Декрет № 1) в стране действует заявительный принцип государственной регистрации (не применяется только при государственной регистрации банков и небанковских кредитно-финансовых организаций).

В соответствии с этим принципом регистрирующий орган не проверяет содержание документов, представленных на государственную регистрацию, на соответствие их законодательству Республики Беларусь. Регистрирующий орган не проверяет и то, вправе ли субъект заниматься тем или иным видом деятельности. Тот, кто подает документы для государственной регистрации, обязан лишь указать в заявлении о государственной регистрации вид экономической деятельности, предполагаемый к осуществлению в качестве основного в соответствии с общегосударственным классификатором Республики Беларусь ОКРБ 005-2006 «Виды экономической деятельности», утвержденным постановлением Государственного комитета по стандартизации  Республики  Беларусь  от  28.12.2006 №  65 (далее – ОКЭД). Как следствие, в силу пункта 24 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом № 1 (далее – Положение), уполномоченный сотрудник регистрирующего органа не осуществляет государственную регистрацию субъекта хозяйствования или отказывает в ее осуществлении только при наличии одного из формальных оснований, перечень которых является исчерпывающим:

-  непредставление в регистрирующий орган всех необходимых для государственной регистрации документов, определенных Положением;

- оформление заявления о государственной регистрации с нарушением требований законодательства;

- представление документов в ненадлежащий регистрирующий орган;

- индивидуальный предприниматель не исключен из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Неосуществление государственной регистрации либо отказ в ней в какой-либо форме по основаниям, не предусмотренным в Положении, не допускается [см. подробнее: 5, абзацы 29 – 43].

Приводя в качестве примера принципиальной нерегистрируемости предпринимательской деятельности, выражающейся в приобретении в частную собственность и продаже земельных участков, предназначенных для строительства и (или) обслуживания жилого одноквартирного дома и коллективного садоводства, М.Е.Денисюк рассматривает такую деятельность как не подлежащую уголовной ответственности по статье 233 УК по признаку «осуществления ее без государственной регистрации». Другими словами, указывается на то, что ввиду приведенного обстоятельства (указанный вид деятельности вообще не может быть зарегистрирован) такая деятельность не образует состава незаконной предпринимательской деятельности. В подтверждение сказанного делается ссылка на уголовное дело, по которому орган уголовного преследования прекратил его по данному основанию [3, с. 84].

Как представляется, такая аргументация не согласуется с законодательством.

Как указывалось, для государственной регистрации субъекту хозяйствования не требуется «добро» регистрирующего органа. Достаточно указать в заявлении о государственной регистрации на предполагаемый к осуществлению в качестве основного вид деятельности, предусмотренный ОКЭД. Обращение к этому документу показывает, что в нем предусмотрен такой вид деятельности как «покупка и продажа собственного недвижимого имущества», и, в частности, покупка и продажа земельных участков под строительство в качестве собственного недвижимого имущества (подкласс 70120 ОКЭД).

Таким образом, лицо может пройти государственную регистрацию в качестве субъекта хозяйственной деятельности, указав в заявлении о государственной регистрации на этот вид деятельности. Ввиду этого прекращение уголовного дела со ссылкой на данное обстоятельство следует признать незаконным.

Вместе с тем, нельзя не видеть, что не пройдя процедуру государственной регистрации, лицо не вправе осуществлять как рассматриваемый, так и иной вид предпринимательской деятельности. Правда, и пройдя процедуру государственной регистрации, лицо не вправе осуществлять указанный вид предпринимательской деятельности в силу того, что он не допускается Кодексом Республики Беларусь о земле и Указом Президента Республики Беларусь от 27.12.2007 № 667 «Об изъятии и предоставлении земельных участков». Получается, что государство не препятствует государственной регистрации субъекта хозяйствования для осуществления этого вида деятельности, но устанавливает запрет на его осуществление. Иначе говоря, такой вид деятельности является запрещенным, хотя установление такого запрета и не обозначается словами «запрещается» («является незаконным»).

Если лицо, прошло процедуру государственной регистрации и осуществляет этот вид деятельности, то оно нарушает указанный запрет и должно нести ответственность по части 2 статьи 12.7 КоАП за «осуществление предпринимательской деятельности, когда в соответствии с законодательными актами такая деятельность является незаконной и (или) запрещается».

Если лицо не прошло процедуру государственной регистрации и осуществляет этот вид деятельности, то оно нарушает оба запрета («нельзя осуществлять предпринимательство без государственной регистрации»; «нельзя осуществлять именно этот вид предпринимательства, т.к. он запрещен»).

Из двух запретов второй является абсолютным, поскольку признается незаконной и (или) запрещается не предпринимательская деятельность как таковая, а соответствующий вид (виды) предпринимательской деятельности вне зависимости от того, кто осуществляет предпринимательскую деятельность [6, абзац 362]: и лицо, прошедшее государственную регистрацию, и лицо, ее не прошедшее. Соответственно и нормой, подлежащей применению для оценки нарушения этого абсолютного запрета, является норма части 2 статьи 12.7 КоАП.

Возвращаясь к решению о прекращении вышеуказанного уголовного дела следует отметить, что его следовало прекратить за отсутствием в деянии лица состава преступления, предусмотренного статьей 233 УК, но не потому что лицо не вправе было пройти государственную регистрацию. Состав этого преступления отсутствует ввиду того, что в содеянном им содержится состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.7 КоАП. За совершение данного административного правонарушения лицо и могло быть привлечено к административной ответственности. При этом такая ответственность наступает вне зависимости от размера дохода от предпринимательской деятельности, которая в соответствии с законодательными актами является незаконной и (или) запрещается. Такая деятельность всегда является административным правонарушением, подлежит административной ответственности по части 2 статьи 12.7 КоАП, и не может квалифицироваться по статье 233 УК [6, абзац 376].

 

Список использованных источников

1. Наумов, А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под ред. Г.М.Резника / А.В.Наумов. – М.: Волтерс Клувер, 2005.

2. Якушин, В.А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве / В.А.Якушин. – Тольятти: ТолПИ, 1998.

3. Денисюк, М.Е. Отдельные вопросы объективной стороны незаконной предпринимательской деятельности как преступления / М.Е.Денисюк // Промышленно-торговое право. – 2014. – № 3.

4. Гладкий, П.А. Незаконная предпринимательская деятельность / П.А.Гладкий // Электронная база «КонсультантПлюс: Беларусь». [Электронный ресурс]. Технология ПРОФ’12. – Мн.: ООО «ЮрСпектр, 2011.

5. Буга, Д.М. Комментарий к Декрету Президента Республики Беларусь от 16 января 2009 г. № 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» и Положению о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденному Декретом № 1 / Д.М.Буга // Электронная база «КонсультантПлюс: Беларусь». [Электронный ресурс]. Технология ПРОФ’12. – Мн.: ООО «ЮрСпектр, 2009.

6. Лукашов, А.И. Комментарий к статье 12.7 / А.И.Лукашов // Постатейный комментарий к Кодексу Республики Беларусь об административных правонарушениях. Особенная часть. Глава 12. Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности (статьи 12.1 – 12.48) / Электронная база «КонсультантПлюс: Беларусь». [Электронный ресурс]. Технология ПРОФ’12. – Мн.: ООО «ЮрСпектр, 2014.

 

Лукашов Алексей Ильич,
кандидат юридических наук, доцент, старший юрист международной юридической компании «Raidla Lejins & Norcous»профессор Учреждения  образования «Академия Министерства внутренних дел Республики Беларусь»

3005